Тем временем в Баналии…. Роберт Шекли

Robert Sheckley Роберт Шекли
MEANWHILE, BACK AT THE BROMIDE Тем временем в Баналии…
THE DESPERATE CHASE ОТЧАЯННАЯ ПОГОНЯ
This time it looked like the end for Arkady Varadin, formerly a magician, now a much-wanted criminal. На сей раз Аркадию Варадину, бывшему фокуснику, а ныне усиленно разыскиваемому рецидивисту, похоже, пришел конец.
Cool and resourceful in the face of danger, cunning and ruthless, dangerous as a puff adder, master of illusion and fanciful escapes, the thin-faced Varadin had overstepped himself this time. Невозмутимый и собранный перед лицом опасности, коварный и безжалостный, опасный, как гадюка, мастер всяческих иллюзий и фантастических трюков с освобождением, узколицый Варадин на сей раз переоценил свои силы.
After a spectacular escape from the Denning maximum-security penitentiary, any other man would have stayed out of sight. После эффектного побега из сверхнадежной тюрьмы Деннинга любой другой на его месте затаился бы на время.
Not Varadin. Но не Варадин.
Single-handed, he had held up a bank in the small town of Croesus, Maine. Он в одиночку взял банк в маленьком городишке Крез штата Мэн.
Escaping, he had shot and killed two guards who were foolish enough to reach for their guns. Убегая, он пристрелил двух охранников, имевших глупость схватиться за пушки.
He had stolen a car and made off. Украл машину и был таков.
But then his luck turned. The FBI had been waiting for something like this. Within an hour they were on Varadin’s trail. Но тут удача ему изменила. ФБР, только и ждавшее подобного случая, через час уже село ему на хвост.
Even then the master criminal might have escaped; but his stolen car ran out of gas. И даже тогда еще преступный ас мог бы скрыться, не подведи его ворованная машина, в которой кончился бензин.
Varadin abandoned the car and went into the mountains. Варадин бросил автомобиль и ушел в горы.
Five FBI agents were close behind. Пятеро агентов ФБР погнались за ним.
At long range, Varadin plugged two of them with six shots from his revolver. Двух из них Варадин уложил с дальнего прицела, расстреляв все шесть патронов.
He had no more ammunition. Больше боеприпасов у него не было.
There were still three agents coming up the mountain, and a local guide was with them. Трое агентов по-прежнему карабкались наверх, и с ними местный проводник.
A bad break! Вот невезуха!
Varadin hurried on. Варадин прибавил шагу.
All he had now was $75,000 of bank money, and his escape kit. Все, что у него осталось, — это семьдесят пять тысяч долларов, взятых в банке, да сумка со снаряжением для трюков.
He tried to throw off his pursuers, leading them up mountains and doubling back through valleys. Он принялся петлять по горам и долинам, надеясь сбить ищеек со следа.
But the Maine guide could not be deceived in his native woods. Но обвести вокруг пальца проводника в его родных лесах было невозможно.
Inexorably the gap closed between the hunters and the hunted. Разрыв между охотниками и добычей неумолимо сокращался.
At last Varadin found himself on a dirt road. В конце концов Варадин очутился на грязной дороге.
He followed it and came to a granite quarry. Дорога вывела его к гранитной каменоломне.
Beyond the quarry, cliffs tilted steeply into the boulder-strewn sea. За ней скала круто обрывалась в усеянное рифами море.
To climb down was possible; but the FBI agents would pick him off before he reached the bottom. Спуститься по обрыву было можно, но фэбээровцы схватят его еще на полпути.
He looked around. Варадин огляделся.
The quarry was strewn with gray granite boulders of all sizes and shapes. Кругом валялись серые гранитные глыбы самой разной величины и формы.
Varadin’s luck, his fantastic luck, was still with him. Удача — легендарная варадинская удача — все же не покинула его!
It was time for his final illusion. Пора приниматься за финальный фокус.
He opened his escape kit and took out an industrial plastic that he had modified for his own use. Он открыл сумку и вытащил промышленный пластик, усовершенствованный им для собственных нужд.
His quick fingers constructed a framework of branches, lashing them together with his shoelaces. Проворные пальцы соорудили из веток каркас, связав их шнурками из ботинок.
Over this he spread the plastic, rubbing dirt and granite dust into it. На каркас Варадин натянул пластик, втирая в него грязь и гранитную пыль.
When he was done, he stepped back and surveyed his work. Закончив, он отошел и оценил свою работу.
Yes, it looked like any other large boulder, except for a hole in one side. Да, выглядит не хуже любой другой большой глыбы, если не считать дыры, зияющей сбоку.
Varadin stepped in through this hole and, with his remaining plastic, sealed all but a tiny breathing hole. Варадин нырнул в дыру и оставшимся пластиком заклеил ее, оставив маленькое отверстие для воздуха.
His concealment was complete. Сооружение укрытия было закончено.
Now, with fatalistic calm, he waited to see if the trick would work. И теперь он со спокойствием фаталиста ждал, чтобы увидеть, удался ли фокус.
In minutes the FBI men and the guide reached the quarry. Через пару минут фэбээровцы с проводником достигли каменоломни.
They searched it thoroughly, then ran to the edge and looked over. Они обшарили ее вдоль и поперек, потом подбежали к обрыву и глянули вниз.
At last they sat down on a large gray boulder. В конце концов они уселись на большую серую глыбу.
“He must have jumped,” said the guide. — Он, должно быть, спрыгнул, — заметил проводник.
“I don’t believe it,” said the chief agent. — Не верю, — возразил главный агент.
“You don’t know Varadin.” — Ты просто не знаешь Варадина.
“Well, he ain’t here,” said the guide. — Ну, здесь-то его нет, — сказал проводник.
“And he couldn’t have doubled back on us.” — А проскользнуть мимо нас он никак не мог.
The chief agent scowled and tried to think. Главный агент нахмурился, пытаясь сосредоточиться.
He put a cigarette in his mouth and scratched a match on the boulder. Сунув в рот сигарету, он чиркнул спичкой по глыбе.
The match wouldn’t light. Спичка не загорелась.
“That’s funny,” he said. — Странно, — сказал агент.
“Either I’ve got wet matches or you’ve got soft boulders.” — Или спички у меня отсырели, или камни у вас тут размякли.
The guide shrugged his shoulders. Проводник пожал плечами.
The agent was about to say something else when an old panel truck with ten men in the back drove into the quarry. Агент собрался было добавить еще что-то, но тут в каменоломню въехал старый грузовой автофургон с десятком человек в кузове.
“Catch him yet?” the driver asked. — Ну как, поймали? — спросил шофер.
“Nope,” the agent said. — Не-а, — ответил агент.
“I guess he must have gone over the edge.” — Должно быть, он сиганул с обрыва.
“Good riddance,” the truck driver said. — Туда ему и дорога, — сказал водитель грузовика.
“In that case, if you gents don’t mind—” — В таком случае, если вы, господа, не возражаете…
The FBI agent shrugged his shoulders. Агент ФБР пожал плечами:
“Okay, I guess we can write him off.” — О’кей, я думаю, мы можем списать его со счетов.
He stood up, and the guide and the other agents followed him out of the quarry. Он встал, и все три агента вместе с проводником зашагали прочь из каменоломни.
“All right, boys,” the driver said. — Ладно, ребятки, — заявил водитель.
“Let’s go to work.” — Пора за работу!
The men scrambled out of the truck, which was marked EASTERN MAINE GRAVEL CORPORATION. Рабочие высыпали из закрытого кузова, по борту которого тянулась надпись: «Восточно-мэнская гравийная корпорация».
“Ted,” the driver said, “you might as well plant your first charges under that big boulder the G-man was sitting on.” — Тед! — сказал шофер. — Заложи-ка свой первый заряд вон под ту глыбу, где сидели фэбээровцы!
THE DISGUISED AGENT ЗАМАСКИРОВАННЫЙ АГЕНТ
James Hadley, the famous Secret Service agent, was caught. Джеймс Хэдли, знаменитый агент секретной службы, попался.
On his way to the Istanbul airport, his enemies had pursued him into a cul-de-sac near the Golden Horn. По дороге в стамбульский аэропорт враги загнали его в тупик возле Золотого Рога и затащили в длинный черный лимузин.
They had dragged him into a long black limousine driven by an oily, scarfaced Greek. За баранкой сидел жирный грек со шрамом на лице.
Car and chauffeur waited outside while Hadley’s captors took him upstairs to a disreputable room in Istanbul’s Armenian sector, not far from the Rue Chaffre. Оставив затем лимузин с шофером на улице, похитители поволокли Хэдли вверх по лестнице в какую-то паршивую комнатенку в армянском районе Стамбула, неподалеку от рю Шаффре.
It was the worst spot the famous agent had ever been in. В такой захудалой дыре агенту бывать еще не приходилось.
He was strapped to a heavy chair. Его привязали к тяжелому креслу.
Standing in front of him was Anton Lupescu, the sadistic head of the Rumanian secret police and implacable foe of Western forces. Напротив него стоял Антон Лупеску — начальник румынской секретной полиции, садист и непримиримый враг западных служб.
On either side of Lupescu stood Chang, Lupescu’s impassive manservant, and Madam Oui, the cold, beautiful Eurasian. По обе стороны от Лупеску стояли Чан, его бесстрастный слуга, и мадам Уи, холодная и прекрасная евразийка.
“Pig of an American,” sneered Lupescu, “will you tell us where you have hidden the plans for America’s new high-orbiting submolecular three-stage fusion-conversion unit?” — Американская свинья! — издевательски усмехнулся Лупеску. — А ну, выкладывай, куда ты запрятал чертежи новой американской высокоорбитальной субмолекулярной трехступенчатой ядерно-конверсионной установки?
Hadley merely smiled beneath his gag. Хэдли с кляпом во рту только улыбнулся.
“My friend,” Lupescu said softly, “there is pain that no man can bear. — Друг мой, — ласково сказал Лупеску, — на свете есть такая боль, которую не вытерпеть никому.
Why not save yourself the annoyance?” Может, избавишь себя от лишних неудобств?
Hadley’s gray eyes were amused. В серых глазах Хэдли вспыхнула насмешливая искорка.
He did not answer. Он молчал.
“Bring the torture instruments,” Lupescu said, sneering. — Несите инструменты для пытки! — велел, ухмыляясь, Лупеску.
“We will make the capitalist dog speak.” — Мы заставим эту капиталистическую свинью заговорить.
Chang and Madam Oui left the room. Чан и мадам Уи вышли из комнаты.
Quickly Lupescu unstrapped Hadley. Лупеску быстро отвязал пленника.
“We must hurry, old man,” Lupescu said. — Поторапливайся, старина, — сказал Лупеску.
“They’ll be back in a shake.” — Они вернутся через минуту.
“I don’t understand,” Hadley said. — Я не понимаю, — промолвил Хэдли.
“You are—” — Вы же…
“British Agent 432 at your service,” Lupescu said, bowing, a twinkle in his eyes. — Британский агент 432 к вашим услугам. — Лупеску поклонился, лукаво блеснув глазами.
“Couldn’t reveal myself with Chang and Madam Oui mucking about. — Не мог раскрыться, пока тут болтались Чан с мадам Уи.
Now get those plans back to Washington, old fellow. Вези свои чертежи обратно в Вашингтон, дружище!
Here’s a gun. You might need it.” Держи пушку, она тебе пригодится.
Hadley took the heavy, silenced automatic, snapped off the safety, and shot Lupescu through the heart. Хэдли взял тяжелый пистолет с глушителем, снял его с предохранителя и выстрелил Лупеску прямо в сердце.
“Your loyalty to the People’s Government,” Hadley said in perfect Russian, “has long been suspect. — Твоя верность правительству республики, — сказал Хэдли на чистейшем русском языке, — давно уже подвергалась сомнению.
Now we know. Теперь с тобой все ясно.
The Kremlin will be amused.” Кремль будет доволен.
Hadley stepped over the corpse and opened the door. Хэдли переступил через труп и открыл дверь.
Standing in front of him was Chang. Перед ним стоял Чан.
“Dog!” Chang snarled, lifting a heavy, silenced automatic. — Собака! — зарычал Чан, поднимая тяжелый пистолет с глушителем.
“Wait!” Hadley cried. — Погоди! — крикнул Хэдли.
“You don’t understand—” — Ты не понимаешь…
Chang fired once. Чан выстрелил.
Hadley slumped to the floor. Хэдли рухнул на пол.
Quickly Chang stripped off his oriental disguise, revealing himself as the true Anton Lupescu. Быстренько сорвав с себя восточную маску, Чан превратился в настоящего Антона Лупеску.
Madam Oui came back into the room and gasped. В комнату вошла мадам Уи и ахнула.
“Do not be alarmed, little one,” Lupescu said. — Не волнуйся, крошка, — заявил Лупеску.
“The impostor who called himself Hadley was actually Chang, a Chinese spy.” — Самозванец, выдававший себя за Хэдли, был на самом деле китайским шпионом по имени Чан.
“But who was the other Lupescu?” Madam Oui asked. — А кто же тогда тот второй Лупеску?
“Obviously,” Lupescu said, “he was the true James Hadley. — Очевидно, — сказал Лупеску, — это и был настоящий Джеймс Хэдли.
Now where could those plans be?” Где же, интересно, все-таки он спрятал чертежи?
A careful search revealed a wart on the right arm of the corpse of the man who had claimed to be James Hadley. При тщательном осмотре на правой руке трупа, выдававшего себя за Джеймса Хэдли, была обнаружена бородавка.
The wart was artificial. Она оказалась искусственной.
Under it were the precious microfilm plans. Под ней скрывалась микропленка с драгоценными чертежами.
“The Kremlin will reward us,” Lupescu said. — Кремль вознаградит нас, — обрадовался Лупеску.
“Now we—” — А теперь мы…
He stopped. Он осекся.
Madam Oui had picked up a heavy, silenced automatic. Мадам Уи держала в руках тяжелый пистолет с глушителем.
“Dog!” she hissed, and shot Lupescu through the heart. — Собака! — прошипела мадам и выстрелила румыну прямо в сердце.
Swiftly Madam Oui stripped off her disguise, revealing beneath it the person of the true James Hadley, American secret agent. Быстренько освободившись от маскировки, мадам Уи превратилась в настоящего Джеймса Хэдли, американского секретного агента.
Hadley hurried down to the street. Хэдли помчался вниз по лестнице на улицу.
The black limousine was still waiting, and the scarfaced Greek had drawn a gun. Черный лимузин по-прежнему стоял у крыльца. Грек со шрамом вытащил из кармана пушку.
“Well?” the Greek asked. — Ну? — спросил он.
“I have them,” said Hadley. — Я с ними разделался, — ответил Хэдли.
“You did your work well, Chang.” — Ты тоже хорошо поработал, Чан. Спасибо тебе.
“Nothing to it,” said the chauffeur, stripping off his disguise and revealing the face of the wily Chinese Nationalist detective. — Не за что, — отозвался шофер, срывая с себя (каску, из-под которой показалось хитрое лицо агента Китайского национально-освободительного движения.
“We had better hurry to the airport, eh, old boy?” — А теперь пулей в аэропорт, верно, старина?
“Quite,” said James Hadley. — Совершенно верно, — сказал Джеймс Хэдли.
The powerful black car sped into the darkness. Мощная черная машина помчалась во тьму.
In a corner of the car, something moved and clutched Hadley’s arm. В уголке салона кто-то шевельнулся и схватил Хэдли за руку.
It was the true Madam Oui. Это была настоящая мадам Уи.
“Oh, Jimmy,” she said, “is it all over, at last?” — Ox, Джимми! — проворковала она. — Неужели наконец-то все позади?
“It’s all over. — Все кончено.
We’ve won,” Hadley said, holding the beautiful Eurasian girl tightly to him. Мы победили, — сказал Хэдли, крепко прижав к себе прекрасную евразийку.
THE LOCKED ROOM ЗАПЕРТАЯ КОМНАТА
Sir Trevor Mellanby, the eccentric old British scientist, kept a small laboratory on a corner of his Kent estate. Сэр Тревор Мелланби, старый и эксцентричный английский ученый, оборудовал в одном из уголков своего поместья в Кенте маленькую лабораторию.
He entered his lab on the morning of June 17. Он вошел в нее утром семнадцатого июня.
When three days passed and the aged peer did not emerge, his family grew anxious. Поскольку по прошествии трех дней престарелый пэр так и не появился, его семья заволновалась.
Finding the doors and windows of the laboratory locked, they summoned the police. А обнаружив, что двери и окна лаборатории заперты, родственники вызвали полицию.
The police broke down the heavy oak door. Inside they found Sir Trevor sprawled lifeless across the concrete floor. Полицейские взломали тяжелую дубовую дверь и увидели сэра Тревора, безжизненно распростертого на цементном полу.
The famous scientist’s throat had been savagely ripped out. Горло знаменитого ученого было зверски разодрано.
The murder weapon, a three-pronged garden claw, was lying nearby. Орудие убийства, трехзубая садовая тяпка, лежало рядом с трупом.
Also, an expensive Bokhara rug had been stolen. Дорогой бухарский ковер исчез без следа.
Yet all doors and windows were securely barred from the inside. И тем не менее все двери и окна были надежно заперты изнутри.
It was an impossible murder, an impossible theft. Yet there it was. Ни убить, ни украсть отсюда что-либо было невозможно И все же убийство и кража были налицо.
Under the circumstances, Chief Inspector Morton was called. По такому случаю в поместье вызвали главного инспектора Мортона.
He came at once, bringing his friend Dr. Crutch, the famous amateur criminologist. Он прибыл незамедлительно, прихватив с собой своего друга доктора Костыля, известного криминалиста-любителя.
“Hang it all, Crutch,” Inspector Morton said, several hours later. — Пропади оно все пропадом. Костыль, — сказал инспектор Мортон несколько часов спустя.
“I confess the thing has me stumped.” — Должен признать, что это дело поставило меня в тупик.
“It does seem rather a facer,” Crutch said, peering nearsightedly at the rows of empty cages, the bare concrete floor, and the cabinet full of gleaming scalpels. — Да, задачка непростая, — откликнулся Костыль, тщательно осматривая ряды пустых клеток, голый цементный пол и шкафчик, полный блестящих скальпелей.
“Curse it all,” the inspector said, — Будь оно все неладно, — сказал инспектор.
“I’ve tested every inch of wall, floor, and ceiling for secret passages. — Я простучал каждый дюйм в стенах, полу и потолке в поисках тайного хода.
Solid, absolutely solid.” Глухо, совершенно глухо.
“You’re certain of that?” Dr. Crutch asked, a look of surprise on his jolly face. — Ты уверен? — спросил доктор Костыль. Лицо его лучилось загадочным весельем.
“Absolutely. — Совершенно.
But I don’t see—” Не понимаю, почему ты…
“It becomes quite obvious,” Dr. Crutch said. — А тут и понимать нечего, — прервал его доктор Костыль.
“Tell me, have you counted the lights in the lab?” — Скажи, ты подсчитал, сколько в лаборатории ламп?
“Of course. — Конечно.
Six.” Шесть.
“Correct. — Правильно.
Now if you count the light switches, you will find seven.” А если ты подсчитаешь выключатели, то их получится семь.
“But I don’t see—” — Не понимаю, при чем тут…
“Isn’t it obvious?” Crutch asked. — Но это же очевидно! — заявил доктор.
“When have you ever heard of absolutely solid walls? — Где ты видал комнаты с совершенно глухими стенами?
Let’s try those switches!” Давай-ка попробуем выключатели.
One by one they turned the switches. Они принялись щелкать выключателями, проверяя один за другим.
When they turned the last, there was an ominous grinding sound. А когда нажали на последний, раздался зловещий треск.
The roof of the laboratory began to rise, lifted on massive steel screws. Крыша лаборатории начала приподниматься на массивных стальных винтах.
“Great Scott!” cried Inspector Morton. — Черт побери! — воскликнул инспектор Мортон.
“Exactly,” said Dr. Crutch. — Вот именно, — сказал доктор Костыль.
“One of Sir Trevor’s little eccentricities. — Это одна из причуд сэра Тревора.
He liked his ventilation.” Старик любил свежий воздух.
“So the murderer killed him, crawled out between roof and wall, then closed a switch on the outside—” — Значит, убийца пролез в щель между стенкой и крышей, а потом закрыл лаз снаружи..
“Not at all,” Dr. Crutch said. — Ничего подобного, — возразил Костыль.
“Those screws haven’t been used in months. — Этими винтами не пользовались несколько месяцев.
Furthermore, the maximum opening between wall and ceiling is less than seven inches. А кроме того, максимальное отверстие между стеной и потолком меньше семи дюймов.
No, Morton, the murderer was far more diabolical than that.” Нет, Мортон, убийца проявил просто дьявольскую изобретательность.
“I’ll be cursed if I can see it,” Morton said. — Будь я проклят, если хоть что-нибудь понимаю!
“Ask yourself,” Crutch said, “why the murderer should use a weapon as clumsy as a garden claw instead of the deadly scalpels right here to hand!” — А ты задай себе вопрос, — сказал Костыль. — Зачем убийце понадобилось такое неуклюжее орудие, как садовая тяпка, когда под рукой у него была куча острых скальпелей?
“Blast it all,” Morton said, — Разрази меня гром! — ответил Мортон.
“I don’t know why.” — Я не знаю зачем.
“There is a reason,” Crutch said grimly. — На то была веская причина, — мрачно проговорил Костыль.
“Do you know anything of the nature of Sir Trevor’s research?” — Знаешь ты что-нибудь об исследованиях, которыми занимался сэр Тревор?
“All England knows that,” Morton said. “He was working on a method to increase animal intelligence. — Вся Англия об этом знает Он работал над методикой развития интеллекта у животных.
Do you mean—” Неужели ты хочешь сказать…
“Precisely,” Crutch said. — Вот именно.
“Sir Trevor’s method worked, but he had no chance to give it to the world. Методика сэра Тревора оказалась удачной, только вот миру он о ней поведать не успел.
Have you noticed how empty these cages are? Ты обратил внимание на эти пустые клетки?
Mice were in them, Morton! В них были мыши, Мортон!
His own mice killed him, then fled down the drains.” Его собственные мыши убили его, а потом удрали через канализацию.
“I—I can’t believe it,” Morton said, stunned. — Я… Я не могу в это поверить, — ошеломленно пробормотал Мортон.
“Why did they use the claw?” — Но зачем им понадобилась тяпка?
“Think, man!” cried Crutch. — Думай, дружище! Напряги извилины!
They wanted to conceal their crime. Они хотели скрыть свое преступление.
They didn’t want all England on a mouse hunt! Им вовсе не улыбалось, чтобы вся Англия вышла на мышиную охоту!
So they used the claw to rip out Sir Trevor’s throat—after he was dead.” Поэтому они разодрали горло сэра Тревора тяпкой — после того, как он умер.
“Why?” — Зачем?
“To disguise the marks of their teeth,” Crutch said quietly. — Чтобы скрыть следы своих зубов, — терпеливо пояснил Костыль.
“Hmm. — Хм-м.
But wait!” Погоди-ка!
Morton said. “It’s an ingenious theory, Crutch, but it doesn’t explain the theft of the rug!” Твоя теория, Костыль, крайне интересна, но она не объясняет кражи ковра!
“The missing rug is my final clue,” Dr. Crutch said. — Пропавший ковер как раз и представляет собой последний ключ к разгадке.
“A microscopic examination will show that the rug was chewed to bits and carried down the drains piece by piece.” Микроскопические исследования докажут, что ковер они разорвали на мелкие клочки и по кусочкам утащили через канализационные трубы
“What on earth for?” — Ради всего святого — зачем?
“Solely.” said Dr. Crutch, “to conceal the bloody footprints of a thousand tiny feet.” — Единственно для того, — сказал доктор Костыль, — чтобы не оставить кровавых следов тысяч крошечных лапок.
“What can we do?” Morton said, after a pause. — И что же нам теперь делать? — спросил, подумав, Мортон.
“Nothing!” Crutch said savagely. — Ничего! — рявкнул Костыль.
“Personally, I propose to go home and purchase several dozen cats. — Я лично собираюсь пойти домой и купить пару дюжин котов.
I suggest that you do likewise.” Советую тебе сделать то же самое.

Читайте также: