Так люди этим занимаются?. Роберт Шекли

Robert Sheckley Роберт Шекли
IS THAT WHAT PEOPLE DO? Так люди этим занимаются?
Eddie Quintero had bought the binoculars at Hammerman’s Army & Navy Surplus of All Nations Warehouse Outlet (“Highest Quality Goods, Cash Only, All Sales Final”). Эдди Квинтеро купил бинокль в магазине Хэммермана, где распродавали излишки с армейских и военно-морских складов всех стран («Все товары высочайшего качества, оплата наличными, купленный товар обратно не принимается»).
He had long wanted to own a pair of really fine binoculars, because with them he hoped to see some things that he otherwise would never see. Он давно хотел стать владельцем по-настоящему, хорошего бинокля, потому что с его помощью надеялся увидеть такое, что другим способом не увидишь.
Specifically, he hoped to see girls undressing at the Chauvin Arms across the street from his furnished room. А если конкретно, то из своей меблированной комнатушки он хотел подсмотреть, как раздеваются девушки в отеле «Шовин армс» на противоположной стороне улицы.
But there was also another reason. Но имелась и другая причина.
Without really acknowledging it to himself, Quintero was looking for that moment of vision, of total attention, that comes when a bit of the world is suddenly framed and illuminated, permitting the magnified and extended eye to find novelty and drama in what had been the dull everyday world. Не признаваясь в этом самому себе, Квинтеро стремился к тому озарению и полной сосредоточенности, что наступают, когда кусочек мира внезапно оказывается заключен в рамку, а глаза отыскивают новизну и драму в доселе скучном мире повседневности.
The moment of insight never lasts long. Soon you’re caught up again in your habitual outlook. Момент озарения никогда не длится долго, и вскоре вас вновь стискивает привычная рутина.
But the hope remains that something—a gadget, a book, a person—will change your life finally and definitively, lift you out of the unspeakable silent sadness of yourself, and permit you at last to behold the wonders which you always knew were there, just beyond your vision. Но остается надежда, что нечто — прибор, книга или человек изменит вашу жизнь окончательно и бесповоротно, вытащит за шиворот из невыразимой словами душевной печали и позволит наконец лицезреть чудеса, которые, как вы давным-давно знали, всегда находились у вас перед носом.
The binoculars were packed in a sturdy wooden box stenciled, Бинокль был упакован в крепкий деревянный ящик со сделанной восковым карандашом надписью:
“Section XXII, Marine Corps, Quantico, Virginia.” «Секция XXII, корпус морской пехоты, Квантико, Виргиния».
Beneath that it read, Чуть пониже значилось:
“Restricted Issue.” «Опытный образец».
Just to be able to open a box like that was worth the $15.99 that Quintero had paid. Одна лишь возможность вскрыть такой ящик уже стоила уплаченных Квинтеро пятнадцати долларов девяносто девяти центов.
Inside the box were slabs of styrofoam and bags of silica, and then, at last, the binoculars themselves. В ящике лежали бруски пенопласта и пакетики с силикагелем, а под ними, наконец, и сам бинокль.
They were like nothing Quintero had ever seen before. Такого Квинтеро прежде видеть не доводилось.
The tubes were square rather than round, and there were various incomprehensible scales engraved on them. Трубки у него оказались скорее квадратными, чем круглыми, к тому же на них были выгравированы разные непонятные шкалы.
There was a tag on them which read, К одной из трубок была приделана табличка:
“Experimental. «Экспериментальный прибор.
Not To Be Removed from the Testing Room.” Не выносить из лаборатории».
Quintero hefted them. Квинтеро взял бинокль.
The binoculars were heavy, and he could hear something rattle inside. Он оказался тяжелым, а внутри что-то постукивало.
He removed the plastic protective cups and pointed the binoculars out the window. Сняв с линз защитные пластиковые колпачки, он посмотрел в бинокль через окно.
He saw nothing. Но ничего не увидел.
He shook the binoculars and heard the rattle again. But then the prism or mirror or whatever was loose must have fallen back into place, because suddenly he could see. Тогда он потряс бинокль и снова услышал внутри стук, но тут призма или зеркало — или что там стучало внутри — должно быть, встало на место, потому что внезапно перед глазами появилось изображение.
He was looking across the street at the mammoth structure of the Chauvin Arms. Он смотрел через улицу на огромное здание отеля.
The view was exceptionally sharp and clear: he felt that he was standing about ten feet away from the exterior of the building. Изображение было исключительно четким и ясным; ему казалось, будто он смотрит на стену с расстояния в десять футов.
He scanned the nearest apartment windows quickly, but nothing was going on. Квинтеро быстро заглянул в несколько ближайших окон, но ничего интересного не увидел.
It was a hot Saturday afternoon in July, and Quintero supposed that all the girls had gone to the beach. Была жаркая июльская суббота, и Квинтеро предположил, что все девушки отправились на пляж.
He turned the focus knob, and he had the sensation that he was moving, a disembodied eye riding the front of a zoom lens, closer to the apartment wall, five feet away, then one foot away and he could see little flaws in the white concrete front and pit marks on the anodized aluminum window frames. Он повернул колесико фокусировки, и ему тут же показалось, будто он превратился в глаз без тела, зависший перед телескопическими линзами — вот он в пяти футах от стены, вот уже в одном и ясно видит мелкие неровности на белой бетонной панели и щербинки на оконной раме из анодированного алюминия.
He paused to admire this unusual view, and then turned the knob again very gently. Некоторое время он восхищался столь необычным видом, потом вновь, очень медленно, покрутил колесико.
The wall loomed huge in front of him, and then suddenly he had gone completely through it and was standing inside an apartment. Все поле зрения заполнила гигантская стена, но через мгновение он внезапно пронзил ее насквозь и очутился в комнате.
He was so startled that he put down the binoculars for a moment to orient himself. Квинтеро настолько испугался, что даже опустил на секунду бинокль, чтобы сориентироваться.
When he looked through the glasses again, it was just as before: he seemed to be inside an apartment. Когда он опять поднес его к глазам, картина осталась прежней: он словно стоял в комнате.
He caught a glimpse of movement to one side, tried to locate it, and then the part rattled and the binoculars went dark. Ему показалось, что сбоку что-то движется, он слегка повернул бинокль, и тут деталька опять выскочила.
He turned and twisted the binoculars, and the part rattled up and down, but he could see nothing. Он принялся поворачивать и трясти бинокль, деталька болталась вверх-вниз, но он по-прежнему ничего не видел.
He put the binoculars on his dinette table, heard a soft clunking sound, and bent down to look again. Квинтеро положил бинокль на обеденный стол, услышал легкий щелчок и прильнул к окуляру.
Evidently the mirror or prism had fallen back into place, again, for he could see. Очевидно, зеркало или призма вновь встала на место — бинокль работал.
He decided to take no chances of jarring the part again. He left the glasses on the table, knelt down behind them and looked through the eyepieces. Тогда он решил не рисковать — вдруг деталька опять стряхнется, — оставил бинокль на столе, присел рядом и заглянул в окуляры.
He was looking into a dimly lighted apartment, curtains drawn and the lights on. Он увидел тускло освещенное помещение с занавешенными окнами и включенными лампами.
There was an Indian sitting on the floor, or, more likely, a man dressed like an Indian. He was a skinny blond man with a feathered headband, beaded moccasins, fringed buckskin pants, leather shirt and a rifle. На полу сидел индеец — или, вернее, человек, одетый как индеец: худой блондин в головном уборе из перьев, украшенных бисером мокасинах, штанах из оленьей кожи с бахромой, кожаной рубашке и с ружьем в руках.
He was holding the rifle in firing position, aiming at something in a corner of the room. Ружье он держал у плеча, целясь куда-то в угол комнаты.
Near the Indian there was a fat woman in a pink slip sitting in an armchair and talking with great animation into a telephone. Рядом с индейцем в кресле сидела толстая женщина в розовой комбинации и что-то весьма взволнованно говорила в телефонную трубку.
Quintero could see that the Indian’s rifle was a toy, about half the length of a real rifle. Квинтеро заметил, что ружье у индейца игрушечное, примерно вдвое короче настоящего.
The Indian continued to fire into the comer of the room, and the woman kept on talking into the telephone and laughing. Индеец все стрелял в угол комнаты, а женщина говорила по телефону и смеялась.
After a few moments the Indian stopped firing, turned to the woman and handed her his rifle. Через некоторое время индеец прекратил стрельбу, повернулся к женщине и протянул ей ружье.
The woman put down the telephone, found another toy rifle propped against her chair and handed it to the Indian. Then she picked up his gun and began to reload it, one imaginary cartridge at a time. Женщина положила трубку, нашарила еще одно игрушечное ружье, прислоненное к креслу, и отдала его индейцу, а взятое у него ружье стала заряжать воображаемыми патронами,
The Indian continued firing with great speed and urgency. Индеец все стрелял — быстро и настойчиво.
His face was tight and drawn, the face of a man who is single-handedly protecting his tribe’s retreat into Canada. У него было хмурое и сосредоточенное лицо воина, в одиночку прикрывающего отход своего племени в Канаду.
Suddenly the Indian seemed to hear something. He looked over his shoulder. His face registered panic. Внезапно индеец, кажется, что-то услышал, обернулся, и на его лице появилось выражение паники.
He twisted around suddenly, swinging his rifle into position. Он резко развернулся и вскинул ружье к плечу.
The woman also looked, and her mouth opened wide in astonishment. Женщина тоже посмотрела в ту сторону, ее рот изумленно открылся.
Quintero tried to pick up what they were looking at, but the dinette table wobbled and the binoculars clicked and went blank. Квинтеро попытался понять, что же они увидели, но тут обеденный стол покачнулся, бинокль щелкнул и отключился.
Quintero stood up and paced up and down his room. Квинтеро встал и принялся возбужденно расхаживать по комнате.
He had had a glimpse of what people do when they’re alone and unobserved. Ему удалось ненадолго подсмотреть, чем занимаются люди, когда за ними не наблюдают.
It was exciting, but confusing because he didn’t know what it meant. В нем боролись возбуждение и смущение, потому что он никак не мог разобраться в увиденном.
Had the Indian been a lunatic and the woman his keeper? Быть может, индеец сумасшедший, а женщина — его сиделка?
Or were they more or less ordinary people playing some sort of harmless game? Или же они более или менее обычные люди, играющие в какую-то безобидную игру?
Or had he been watching a pathological killer in training; a sniper who in a week or a month or a year would buy a real rifle and shoot down real people until he himself was killed? Или же он наблюдал, как тренируется патологический убийца, который через неделю, месяц или год купит настоящее ружье и будет убивать реальных людей, пока его самого не убьет полиция?
And what happened there at the end? И что там произошло под конец?
Had that been part of the charade, or had something else occurred, something incalculable? Было ли это частью шарады, или же возникло нечто другое, непредусмотренное?
There was no answer to these questions. Он не мог найти ответы на вопросы.
All he could do was see what else the binoculars would show him. Он видел лишь то, что ему показывал бинокль.
He planned his next move with greater care. Последующие свои действия Квинтеро спланировал более тщательно.
It was crucial that the binoculars be held steady. Самое важное — обеспечить биноклю неподвижность.
The dinette table was too wobbly to risk putting the binoculars there again. Обеденный стол слишком шаткий, и снова класть на него бинокль рискованно.
He decided to use the low coffee table instead. Теперь он решил воспользоваться низким кофейным столиком.
The binoculars weren’t working, however. Однако бинокль все еще не работал.
He jiggled them around, and he could hear the loose part rattle. Он покрутил его и вновь услышал, как внутри постукивает болтающаяся деталька.
It was like one of those puzzles where you must put a little steel ball into a certain hole. But this time he had to work without seeing either the ball or the hole. Это напомнило ему головоломки, в которых нужно закатить стальной шарик в определенную дырочку, но тут приходилось работать, не видя ни шарика, ни дырочки.
Half an hour later he had had no success, and he put the glasses down, smoked a cigarette, drank a beer, then jiggled them again. После получаса безуспешных, попыток он отложил бинокль, выкурил сигарету и выпил пива, потом потряс его вновь.
He heard the part fall solidly into place, and he lowered the glasses gently onto a chair. Послышался щелчок — деталька встала, на место, и он плавно опустил бинокль на стул.
He was sweaty from the exertion, and he stripped to the waist, then bent down and peered into the eyepieces. He adjusted the focus knob with utmost gentleness, and his vision zoomed across the street and through the outer wall of the Chauvin Arms. Он весь вспотел от усилий и разделся до пояса. Потом наклонился и прильнул к окуляру, очень осторожно покрутил колесико фокусировки, и его взгляд пересек улицу и проник сквозь стену отеля.
He was looking into a large formal sitting room decorated in white, blue, and gold. Квинтеро увидел большую гостиную, декорированную в белом, голубом и золотистом тонах.
Two attractive young people were seated on a spindly couch, a man and a woman. Both were dressed in period costumes. The woman wore a billowing gown cut low over her small round breasts. Her hair was done up in a mass of ringlets. The man wore a long black coat, fawn-gray knee-pants, and sheer white stockings. На выгнутой кушетке сидели двое привлекательных молодых людей, мужчина и женщина, одетые в старинные костюмы — женщина в пышном платье с низким декольте, почти не скрывающим ее маленькие округлые груди, а мужчина в длинном черном сюртуке, серых панталонах до колен и белых чулках.
His white shirt was embroidered with lace, and his hair was powdered. Его белую рубашку украшали кружева, а волосы были напудрены.
The girl was laughing at something he had said. После каких-то слов мужчины женщина засмеялась.
The man bent closer to her, then kissed her. Тот наклонился и поцеловал ее.
She stiffened for a moment, then put her arms around his neck. Она на мгновение замерла, но тут же обвила его шею руками.
They broke their embrace abruptly, for three men had just entered the room. They were dressed entirely in black, wore black stocking-masks over their heads and carried swords. Но им пришлось резко разомкнуть объятия, потому что в комнату вошли трое мужчин — одетые в черное с ног до головы и с черными масками на лице. Каждый держал шпагу.
There was a fourth man behind them, but Quintero couldn’t make him out. За спинами троицы стоял кто-то четвертый, но Квинтеро не смог его как следует рассмотреть.
The young man sprang to his feet and took a sword from the wall. He engaged the three men, circling around the couch while the girl sat frozen in terror. Молодой мужчина вскочил, схватил висящую на стене шпагу и стал сражаться с тремя вошедшими, перемещаясь вокруг кушетки, на которой сидела оцепеневшая от страха женщина.
A fourth man stepped into the circle of vision. He was tall and gaudily dressed. В поле зрения Квинтеро появился четвертый — высокий и роскошно одетый.
Jeweled rings flashed on his finger, and a diamond pendant hung from his neck. На его пальцах, вспыхивали драгоценные перстни, на шее висел бриллиантовый кулон.
He wore a white wig. Голову покрывал белый парик.
The girl gasped when she saw him. Увидев его, женщина ахнула.
The young man put one of his opponents out of action with a sword thrust to the shoulder, then leaped lightly over the couch to prevent another man from getting behind him. Молодой мужчина вывел из борьбы одного из противников, ранив его в плечо, и легко перепрыгнул через кушетку, мешая второму зайти сзади.
He held his two opponents in play with apparent ease, and the fourth man watched for a moment, then took a dagger from beneath his waistcoat and threw it, and it hit the young man butt-first on the forehead. Он легко сдерживал обоих оставшихся противников, и четвертый, немного помедлив, достал из-под плаща кинжал и метнул его. Оружие ударило юношу рукояткой в лоб.
The young man staggered back, and one of the masked men lunged. His blade caught the young man in the chest, bent, then straightened as it slid in between the ribs. Он пошатнулся, мужчина в маске сделал выпад, его шпага ударила юношу в грудь, согнулась и тут же выпрямилась, скользнув между ребрами.
The young man looked at it for a moment, then fell, blood welling over his white shirt. Юноша посмотрел на шпагу и упал. Его белую рубашку обильно залила кровь.
The girl fainted. Женщина потеряла сознание.
The fourth man said something, and one of the masked men lifted the girl, the other helped his wounded companion. Четвертый что-то сказал, один из мужчин в маске подхватил ее, второй помог подняться своему раненому товарищу.
They all exited, leaving the young man sprawled bleeding on the polished parquet floor. Потом все ушли, оставив распростертого на полу юношу заливать кровью полированный паркет.
Quintero turned the glasses to see if he could follow the others. Квинтеро повернул бинокль, решив проследить за ушедшими.
The loose part clattered and the glasses went dark. Деталька выскочила, в окулярах стало темно.
Quintero heated up a can of soup and looked at it thoughtfully, thinking about what he had seen. Квинтеро разогрел банку консервированного супа и задумчиво на нее посмотрел, размышляя над увиденным.
It must have been a rehearsal for a scene in a play…But the sword thrust had looked real, and the young man on the floor had looked badly hurt, perhaps dead. Наверное, он видел репетицию какой-то пьесы… Но удар шпаги не показался ему притворным, да и юноша на полу выглядел тяжелораненым, а то и убитым.
Whatever it had been, he had been privileged to watch a private moment in the strangeness of people’s lives. Но чем бы ни оказалась эта сцена, он удостоился привилегии наблюдать за интимными моментами странностей человеческих жизней.
He had seen another of the unfathomable things that people do. Он увидел очередной из непостижимых людских поступков.
It gave him a giddy, godlike feeling, this knowledge that he could see things that no one else could see. И осознание того, что он способен видеть недоступное никому, кружило ему голову и уравнивало с богами.
The only thing that sobered him was the extreme uncertainty of the future of his visions. Единственное, что заставило его спуститься с небес на землю, была неуверенность.
The binoculars were broken, a vital part was loose, and all the marvels might stop for good at any moment. Ведь бинокль неисправен, какая-то важная деталь внутри его не закреплена, и в любой момент чудеса могут прекратиться.
He considered bringing the glasses somewhere to get them fixed. Он задумался. Может, отнести бинокль в ремонт?
But he knew that he would probably succeed only in getting back a pair of ordinary binoculars, which would show him ordinary things very well, but he could not be expected to see through solid walls into strange and concealed matters. Но Квинтеро знал, что, вероятнее всего, получит обратно самый обычный бинокль. Да, он будет очень хорошо показывать ему ничем не примечательные вещи, но вряд ли сможет проникать сквозь стены в сердце странных и тайных событий.
He looked through the glasses again, saw nothing, and began to shake and manipulate them. Квинтеро вновь заглянул в окуляры, ничего не увидел и принялся трясти и вертеть бинокль.
He could hear the loose part rolling and tumbling around, but the lenses remained dark. Он слышал, как внутри перекатывается и постукивает деталь, упорно не желая становиться на место.
He kept on manipulating them, eager to see the next wonder. Квинтеро не сдавался — его снедало желание увидеть новое чудо.
The part suddenly fell into place. Внезапно деталь встала на место.
Taking no chances this time, Quintero put the glasses down on his carpeted floor. He lay down beside them, put his head to one side, and tried to look through one eyepiece. But the angle was wrong and he could see nothing. Решив на сей раз не рисковать, Квинтеро положил бинокль на ковер, затем лег рядом и попытался заглянуть в один из окуляров, но угол зрения оказался неподходящим, и он ничего не увидел.
He started to lift the glasses gently, but the part moved a little and he put them down carefully. Он начал осторожно поднимать бинокль, но деталька шевельнулась, и он немедленно, но очень осторожно, опустил бинокль на ковер.
Light was still shining through the lenses, but no matter how he turned and twisted his head, he could not get lined up with the eyepiece. Свет по-прежнему проходил через линзы, но как Квинтеро ни вертел головой лежа на полу, ему никак не удавалось расположить глаз напротив окуляра.
He thought about it for a moment, and saw only one way out of his difficulty. Он ненадолго задумался и пришел к выводу, что есть лишь один способ решить эту проблему.
He stood up, straddled the glasses, and bent down with his head upside down. Он встал, широко расставил ноги, наклонился и уперся в ковер головой.
Now he could see through the eyepieces, but he couldn’t maintain the posture. Теперь он мог смотреть в бинокль, но не мог долго сохранять такую позу.
He straightened up and did some more thinking. Квинтеро выпрямился и вновь задумался.
He saw what he had to do. Он понял, что следует сделать.
He took off his shoes, straddled the binoculars again and performed a headstand. Квинтеро снял ботинки, расставил ноги и встал на голову.
He had to do this several times before his head was positioned correctly in front of the eyepieces. Ему пришлось проделать это несколько раз, пока глаза не оказались точно напротив окуляров.
He propped his feet against the wall and managed to get into a stable position. Уперевшись ногами в стену, он сумел принять устойчивую позу.
He was looking into a large office somewhere in the interior of the Chauvin Arms. It was a modern expensively furnished office, windowless, indirectly lighted. Он увидел большой офис где-то внутри «Шовин армс» — современный, обставленный дорогой мебелью и без единого окна.
There was only one man in the room—a large, well-dressed man in his fifties, seated behind a blond wood desk. В помещении находился лишь один человек — крупный хорошо одетый мужчина лет за пятьдесят, неподвижно сидящий за столом из светлого дерева.
He sat quite still, evidently lost in thought. Очевидно, он о чем-то думал.
Quintero could make out every detail of the office, even the little mahogany plaque on the desk that read, Квинтеро отчетливо видел каждый предмет обстановки и даже стоящую на столе табличку из красного дерева с надписью:
“Office of the Director. «Кабинет директора.
The Buck Stops Here.” Сюда приходят деньги».
The Director got up and walked to a wall safe concealed behind a painting. Директор встал и подошел к стенному сейфу, скрытому за картиной.
He unlocked it, reached in and took out a metal container somewhat larger than a shoebox. Он открыл его, протянул руку и вынул металлический контейнер размером чуть побольше обувной коробки.
He carried this to his desk, took a key out of his pocket and unlocked it. Контейнер он поставил на стол, вынул из кармана ключ и сунул его в замок.
He opened the box and removed an object wrapped in a silky red cloth. Открыв контейнер, директор вынул некий предмет, обернутый красной шелковой тканью.
He removed the cloth and set the object on his desk. Развернув ткань, он поставил предмет на стол.
Quintero saw that it was a statue of a monkey, carved in what looked like dark volcanic rock. Квинтеро увидел статуэтку обезьяны, вырезанную из материала, похожего на темную вулканическую породу.
It was a strange-looking monkey, however, because it had four arms and six legs. Обезьяна, однако, выглядела весьма странно, потому что у нее было четыре руки и шесть ног.
Then the Director unlocked a drawer in his desk, took out a long stick, placed it in the monkey’s lap and lit it with a cigarette lighter. Директор открыл ключом ящик стола, вынул длинную палочку, положил ее обезьяне на колени и поджег зажигалкой.
Oily black coils of smoke arose, and the Director began to dance around the monkey. Поднялись кольца черного маслянистого дыма. Директор начал танцевать вокруг обезьяны.
His mouth was moving, and Quintero guessed that he was singing or chanting. Его губы шевелились, и Квинтеро понял, что он или поет, или декламирует.
He kept this up for about five minutes, and then the smoke began to coalesce and take on form. Так продолжалось около пяти минут, затем дым стал сгущаться и принимать форму.
Soon it had shaped itself into a replica of the monkey, but magnified to the size of a man, an evil-looking thing made of smoke and enchantment. Вскоре из него образовалась копия обезьяны, но размером с человека зловещее на вид существо из дыма и заклинаний.
The smoke-demon (as Quintero named it) held a package in one of his four hands. Дымный демон (так его назвал Квинтеро) протянул директору пакет.
He handed this to the Director, who took it, bowed deeply and hurried over to his desk. He ripped open the package, and a pile of papers spilled over his desk. Тот принял его с поклоном, торопливо подошел к столу и разорвал обертку. На стол посыпались какие-то бумаги.
Quintero could see bundles of currency, and piles of engraved papers that looked like stock certificates. Квинтеро присмотрелся и увидел пачки денег и стопки акций.
The Director tore himself away from the papers, bowed low once again to the smoke-demon and spoke to it. Наконец, директор оторвался от созерцания богатства, снова низко поклонился демону и заговорил с ним.
The mouth of the smoky figure moved, and the Director answered him. Губы дымного демона зашевелились, директор что-то ответил.
They seemed to be having an argument. Похоже, они спорили.
Then the Director shrugged, bowed again, went to his intercom and pressed a button. Потом директор пожал плечами, еще раз поклонился, подошел к интеркому и нажал кнопку.
An attractive young woman came into the room with a steno pad and pencil. В кабинет вошла привлекательная женщина с блокнотом и карандашом.
She saw the smoke-demon and her mouth widened into a scream. Когда она увидела демона, ее рот округлился от крика.
She ran to the door but was unable to open it. Она подбежала к двери, но не смогла ее открыть.
She turned and saw the smoke-demon flowing to her, engulfing her. Обернувшись, она увидела, как дымный демон приближается к ней и обволакивает ее дымом.
During all this the Director was counting his piles of currency, oblivious to what was going on. But he had to look up when a brilliant light poured from the head of the smoke-demon, and the four hairy arms pulled the feebly struggling woman close to his body… Все это время директор пересчитывал пачки денег, не замечая происходящего, но ему пришлось поднять голову, когда из головы демона вырвался луч яркого света, а четыре волосатые руки прижали женщину к телу…
At that moment Quintero’s neck muscles could support him no longer. И в этот момент спина Квинтеро не выдержала напряжения.
He fell and jostled the binoculars as he came down. Он упал, толкнув при этом бинокль.
He could hear the loose part rattle around; and then it gave a hard click, as though it had settled into its final position. Деталька внутри стукнула, но тут же послышался четкий щелчок, словно она окончательно встала на место.
Quintero picked himself up and massaged his neck with both hands. Квинтеро поднялся и стал массировать шею.
Had he been subject to an hallucination? Неужели он галлюцинировал?
Or had he seen something secret and magical that perhaps a few people knew about and used to maintain their financial positions—one more of the concealed and incredible things that people do? Или же он видел нечто тайное и магическое, о чем, возможно, знают лишь избранные и пользуются для улучшения своего финансового положения — еще одна тайная и поразительная грань людских поступков?
He didn’t know the answer, but he knew that he had to witness at least one more of those visions. Ответа он не знал, зато знал, что обязан еще хотя бы раз посмотреть в бинокль.
He stood on his head again and looked through the binoculars. Он опять встал на голову и заглянул в окуляры.
Yes, he could see! Да, бинокль работает!
He was looking into a dreary furnished room. Within that room he saw a thin, potbellied man in his thirties, stripped to the waist, standing on his head with his stockinged feet pressed against the wall, looking upside down into a pair of binoculars that lay on the floor and were aimed at a wall. Квинтеро увидел унылую меблированную комнату, а в ней худого мужчину лет тридцати с отчетливым животиком, обнаженного до пояса и стоящего на голове. Его нога в носках упирались в стену, а сам он смотрел в лежащий на полу бинокль.
It took him a moment to realize that the binoculars were showing him himself. Через секунду он понял, что видит в бинокле самого себя.
He sat down on the floor, suddenly frightened. Внезапно испугавшись, он уселся на полу.
For he realized that he was only another performer in humanity’s great circus, and he had just done one of his acts, just like the others. Потому что понял, что был лишь одним из клоунов в огромном цирке человечества и, подобно остальным, только что исполнил свой номер.
But who was watching? Но кто же зритель?
Who was the real observer? Кто настоящий наблюдатель?
He turned the binoculars around, and looked through the object-lenses. Он развернул бинокль и посмотрел через линзы объектива.
He saw a pair of eyes, and he thought they were his own—until one of them slowly winked at him. Квинтеро увидел два глаза и уже решил, что это его глаза, — но тут один из них подмигнул.

Читайте также: