Мой двойник — робот. Роберт Шекли

Robert Sheckley

Роберт Шекли

THE ROBOT WHO LOOKED LIKE ME

Мой двойник — робот

Snaithe’s Robotorama is an unprepossessing shop on Boulevard KB22 near the Uhuru Cutoff in Greater New Newark. «Роботорама Снэйта» — неприметное на вид предприятие на бульваре КБ в Большом Новом Ньюарке.
It is sandwiched between an oxygenator factory and a protein store. Оно втиснуто между ректификационным заводом и протеиновым магазином.
The storefront display is what you would expect—three full-size humanoid robots with frozen smiles, dressed occupationally—Model PB2, the French Chef, Model LR3, the British Nanny, Model JX5, the Italian Gardener. И на витрине ничего необычного — три одетых в соответствии с назначением человекоподобных робота. Застывшие улыбки и броская реклама: Модель ПБ-2 — повар-француз Модель РЛ9 — английская няня Модель ИХ5 — итальянский садовник
All of Them Ready to Serve You and Bring a Touch of Old-World Graciousness into Your Home. Каждый готов служить вам Каждый внесет в ваш дом теплоту и уют ушедшего Старого времени
I entered and went through the dusty showroom into the workshop, which looked like an uneasy combination of slaughterhouse and giant’s workshop. Я толкнул дверь и через пыльный демонстрационный зал прошел в цех — нечто среднее между бойней и мастерской великана.
Heads, arms, legs, torsos, were stacked on shelves or propped in corners. The parts looked uncannily human except for the dangling wires. На потолках, стеллажах и просто на полу лежали головы, руки, ноги, туловища, неприятно похожие на человеческие, если бы не торчащие провода.
Snaithe came out of the storeroom to greet me. He was a little gray worm of a man with a lantern jaw and large red dangling hands. Из подсобного помещения ко мне вышел Снэйт — маленький невзрачный человечек со впалыми щеками и красными заскорузлыми руками.
He was some kind of a foreigner—they’re always the ones who make the best bootleg robots. Он был иностранцем; самых лучших нелегальных роботов всегда делают иностранцы.
He said, “It’s ready, Mr. Watson.” (My name is not Watson, Snaithe’s name is not Snaithe. — Все готово, мистер Уатсон. (Мое имя не Уатсон, имя Снэйта — не Снэйт.
All names have been changed here to protect the guilty.) Фамилии, естественно, я изменил).
Snaithe led me to a corner of the workshop and stopped in front of a robot whose head was draped in a sheet. Снэйт провел меня в угол, где стоял робот с обмотанной головой, и театральным жестом сорвал ткань.
He whisked off the sheet. It was not enough to say that the robot looked like me; physically, this robot was me, exactly and unmistakably, feature for feature, right down to the textures of skin and hair. Мало сказать, что робот внешне походил на меня; этот робот был мною, достоверно и безошибочно, до мельчайших подробностей.
I studied that face, seeing as if for the first time the hint of brutality in the firmly cut features, the glitter of impatience in the deep-set eyes. Я рассматривал это лицо, словно в первый раз заметил оттенок жесткости в твердых чертах и нетерпеливый блеск глубоко посаженных глаз.
Yes, that was me. Да, то был я.
I didn’t bother with the voice and behavior tests at this time. Я не стал прослушивать его голос и проверять поведение.
I paid Snaithe and told him to deliver it to my apartment. Я просто заплатил Снэйту и попросил доставить заказ на дом.
So far, everything was going according to plan. Пока все шло по плану.
I live in Manhattan’s Upper Fifth Vertical. Я живу в Манхаттане на Верхней Пятой Вертикали.
It is an expensive position, but I don’t mind paying extra for a sky view. Это обходится недешево, но, чтобы видеть небо, не жалко и переплатить.
My home is also my office. I am an interplanetary broker specializing in certain classes of rare mineral speculations. Здесь же и мой рабочий кабинет; Я межпланетный маклер, специализируюсь на сбыте редких минералов.
Like any other man who wishes to maintain his position in this high-speed competitive world, I keep to a tight schedule. Как всякий, кто хочет сохранить свое положение в нашем динамичном мире конкуренции, я строго придерживаюсь жесткого распорядка дня.
Work consumes most of my life, but everything else is allotted its proper time and place. Работа занимает львиную долю моей жизни, но и всему остальному уделено время и место.
For example, I give three hours a week to sexuality, using the Doris Jens Executive Sex Plan and paying well for it. I give two hours a week to friendship, and two more to leisure. Два часа в неделю уходят на дружбу, два часа — на праздный отдых.
I plug into the Sleep-inducer for my nightly quota of 6.8 hours, and also use that time to absorb the relevant literature in my field via hypno-paedics. На сон предусмотрено шесть часов сорок восемь минут в сутки; я включаю снонаводитель и использую это время для изучения специальной литературы при помощи гипнопедии.
And so on. И так далее.
Everything I do is scheduled. Я все делаю только по графику.
I worked out a comprehensive scheme years ago with the assistance of the Total Lifesplan people, punched it into my personal computer and have kept to it ever since. Много лет назад вместе с представителями компании «Ваша жизнь» я разработал всеобъемлющую схему, задал ее своему компьютеру и с тех пор от нее не отступаю ни на минуту.
The plan is capable of modification, of course. Special provisions have been made for illness, war, and natural disasters. Разумеется, предусмотрены и отклонения на случай болезни, войны, стихийных бедствий.
The plan also supplies two separate subprograms for incorporation into the main plan. Про запас введены две подпрограммы.
Subprogram one posits a wife, and revises my schedule to allow four hours a week interaction time with her. Одна учитывает появление жены и преобразует график для выделения особых четырех часов в неделю.
Subprogram two assumes a wife and one child, and calls for an additional two hours a week. Вторая предусматривает жену и ребенка и освобождает еженедельно дополнительно еще два часа.
Through careful reprogramming, these subprograms will entail a loss of no more than 2.3% and 2.9% of my productivity respectively. Тщательная отработка подпрограмм позволит снизить мою производительность лишь соответственно на два и три десятых и два и девять десятых процента.
I had decided to get married at age 32.5 and to obtain my wife from the Guarantee Trust Matrimonial Agency, an organization with impeccable credentials. Я решил жениться в возрасте тридцати двух с половиной лет, поручив подбор жены агентству «Гарантированный матримониальный успех» — фирме с безупречной репутацией.
But then something quite unexpected occurred. Но тут случилось нечто совершенно непредвиденное.
I was using one of my Leisure Hours to attend the wedding of one of my friends. Однажды в часы, отведенные на досуг, я присутствовал на свадьбе моего знакомого.
His fiancée’s maid of honor was named Elaine. Подружку нареченной звали Илэйн.
She was a slender, vivacious girl with sun-streaked blond hair and a delicious little figure. Это была изящная живая девушка со светлыми волосами и очаровательной фигуркой.
I found her charming, went home and thought no more about her. Мне она пришлась по вкусу, но, вернувшись домой, я тут же позабыл о ней.
Or, I thought I would think no more about her. То есть мне казалось, что позабыл.
But in the following days and nights her image remained obsessively before my eyes. В последующие дни и ночи ее образ неотрывно стоял перед моими глазами.
My appetite fell off and I began sleeping badly. У меня пропал аппетит и ухудшился сон.
My computer checked out the relevant data and told me that I might conceivably be having a nervous breakdown; but the strongest inference was that I was in love. Мой компьютер, обработав всю доступную ему информацию, предположил, что я либо нахожусь на грани нервного расстройства, либо — и скорее всего — серьезно влюблен.
I was not entirely displeased. Нельзя сказать, что я был недоволен.
Being in love with one’s future wife can be a positive factor in establishing a good relationship. Любовь к будущей супруге является положительным фактором для установления добрых отношений.
I had Elaine checked out by Discretion, Inc., and found her to be eminently suitable. Корпорация «Благоразумие» по моему запросу навела справки и установила, что Илэйн — в высшей степени подходящий объект.
I hired Mr. Happiness, the well-known go-between, to propose for me and make the usual arrangements. Я поручил Мистеру Счастье, известному посреднику в брачных делах, сделать за меня предложение и заняться обычными приготовлениями.
Mr. Happiness—a tiny white-haired gentleman with a twinkling smile—came back with bad news. Мистер Счастье — невысокий седовласый джентльмен с блуждающей улыбкой — принес неважные вести.
“The young lady seems to be a traditionalist,” he said. — Юная дама, — сообщил он, — приверженка старых взглядов.
“She expects to be courted.” Она ожидает от вас ухаживания.
“What does that entail, specifically?” I asked. — Что это значит конкретно? — спросил я.
“It means that you must videophone her and set up an appointment, take her out to dinner, then to a place of public entertainment and so forth.” — Это значит, что вы должны позвонить ей по видеофону, назначить свидание, повести ужинать, посетить с ней места общественного увеселения и так далее.
“My schedule doesn’t allow time for that sort of thing,” I said. — Распорядок дня не оставляет мне времени для подобных занятий, — сказал я.
“Still, if it’s absolutely necessary, I suppose I could wedge it in next Thursday between nine and twelve p.m.” — Но если это совершенно необходимо, я постараюсь освободиться в четверг с девяти до двенадцати.
“That would make an excellent beginning,” Mr. Happiness said. — Для начала — великолепно, — одобрил Мистер Счастье.
“Beginning? — Для начала?
How many evenings am I supposed to spend like that5” Сколько же вечеров мне придется на это убить?
Mr. Happiness figured that a proper courtship would require a minimum of three evenings a week and would continue for two months. Мистер Счастье полагал, что ухаживание по всем правилам потребует по меньшей мере трех вечеров в неделю и будет продолжаться в течение двух месяцев.
“Ridiculous!” I said. — Нелепо! — воскликнул я.
“The young lady seems to have a great deal of idle time on her hands.” — Можно подумать, у девушки уйма свободного времени.
“Not at all,” Mr. Happiness assured me. — Вовсе нет, заверил меня Мистер Счастье.
“Elaine has a busy, completely scheduled life, just like any educated person in this day and age. — Илэйн, подобно каждому образованному наших дней, ведет очень насыщенный, детально распланированный образ жизни.
Her time is completely taken up by her job, family, charities, artistic pursuits, politics, education, and so forth.” Ее время целиком поглощают работа, семья, благотворительная деятельность, артистические поиски, политика.
“Then why does she insist upon this time-consuming courtship?” — Так почему же она настаивает на этом расточительном занятии?
“It seems to be a matter of principle. — Похоже, для нее это вопрос принципа.
That is to say, she wants it.” Короче говоря, она этого хочет.
“Is she given to other irrationalities?” — Илэйн склонна к нелогичным поступкам?
Mr. Happiness sighed. Мистер Счастье вздохнул.
“Not Really. But she is a woman, you know.” — Что вы хотите, она ведь женщина…
I thought about it during my next Leisure Hour. Весь свой следующий час досуга я посвятил размышлениям.
There seemed to be no more than two alternatives. I could give up Elaine; or I could do as she desired, losing an estimated 17% of my income during the courtship period and spending my evenings in a manner I considered silly, boring, and unproductive. На первый взгляд у меня было всего два пути: либо отказаться от Илэйн, либо потакать ее прихоти. В последнем случае я потеряю около семнадцати процентов дохода и к тому же буду проводить вечера самым глупым, скучным и непродуктивным образом.
Both alternatives were unacceptable. I was at an impasse. Оба пути я счел неприемлемыми и оказался в тупике.
I swore. I hit the desk with my fist, upsetting an antique ashtray. В досаде я ударил кулаком по столу, так что подпрыгнула старинная пепельница.
Gordon, one of my robot secretaries, heard the commotion and hurried into the room. Гордон, один из моих секретарей-роботов, поспешил на шум.
“Is there anything the matter, sir?” he asked. — Вам что-нибудь требуется, сэр?
Gordon is one of the Sperry’s Deluxe Limited Personalized Series Androids, number twelve out of a production run of twenty-five. He is tall and thin and walks with a slight stoop and looks a little like Leslie Howard. Гордон — андроид серии ОНЛХ (Ограниченно наделенные личностными характеристиками) класса «делюкс»; худой, слегка сутулый и как две капли воды похож на Лесли Говарда.
You would not know he was artificial except for the government-required stamps on his forehead and hands. Если бы не обязательные правительственные клейма на лбу и руках, его не отличить от человека.
Looking at him, the solution to my problem came to me in a single flash of inspiration. И вот при виде Гордона меня осенило.
“Gordon,” I said slowly, “would you happen to know who handcrafts the best one-shot individualized robots?” — Гордон, — медленно сказал я, — не знаешь ли ты, кто производит лучших индивидуализированных роботов?
“Snaithe of Greater New Newark,” he replied without hesitation. — Снэйт из Большого Нового Ньюарка, — уверенно ответил он.
I had a talk with Snaithe and found him normally larcenous. Я имел беседу со Снэйтом и убедился, что это вполне нормальный, в меру жадный человек.
He agreed to build a robot without government markings, identical to me, and capable of duplicating my behavior patterns. Снэйт согласился сделать робота без правительственных клейм, который был бы похож на меня и дублировал мою манеру поведения.
1 paid heavily for this, but I was content: I had plenty of money, but practically no time to spend. Мне пришлось уплатить более чем солидную сумму, но я остался доволен: денег у меня было предостаточно, а вот времени — в обрез.
That was how it all began. Так все и началось.
The robot, sent via pneumo-express, was at my apartment when I arrived. Когда я вернулся домой, робот, посланный пневмоэкспрессом, уже ждал меня.
I animated him and set to work at once. Я оживил его и сразу принялся за дело.
My computer transmitted the relevant data direct to the robot’s memory tapes. Мой компьютер внес всю касающуюся меня информацию непосредственно в память робота.
Then I punched in a courtship plan and ran the necessary tests. Я ввел план ухаживания и сделал необходимые проверки.
The results were even better than I had expected. Результаты превзошли все ожидания.
Elated, I called Elaine and made a date with her for that evening. Окрыленный успехом, я позвонил Илэйн и договорился о встрече.
During the rest of the day I worked on the Spring market offers, which had begun to pile up. Остаток дня я разбирался с делами на бирже.
At 8:00 pm I dispatched Charles II, as I had come to call the robot. Ровно в восемь Чарлз II, как я стал его называть, отправился на свидание.
Then I took a brief nap and went back to work. Я немного вздремнул и снова принялся за работу.
Charles II returned promptly at midnight, as programmed. Чарлз II возвратился точно в полночь, согласно программе.
I did not have to question him: the events of the evening were recorded on the miniature concealed movie camera which Snaithe had built into his left eye. Мне не пришлось расспрашивать его; все происшедшее было запечатлено скрытой камерой, которую Снэйт встроил роботу в левый глаз.
I watched and listened to the beginning of my courtship with mixed emotions. Я смотрел и слушал начало моего ухаживания со смешанным чувством.
It went beyond impersonation; the robot was me, right down to the way I clear my throat before I speak and rub my forefinger against my thumb when I am thinking. Робот безусловно был мной, вплоть до покашливания перед тем, как заговорить, и привычки потирать в задумчивости большой и указательный пальцы.
I noticed for the first time that my laugh was unpleasantly close to a giggle; I decided to phase that and certain other annoying mannerisms out of me and Charles II. Впервые в жизни я заметил, что мой смех неприятно напоминает хихиканье, и решил избавиться от этого и некоторых других раздражающих манер в себе и Чарлзе II.
Still, taken all together, I thought that the experiment had come off extremely well. И все же, на мой взгляд, первый опыт прошел блестяще.
I was pleased. Я остался доволен.
My work and my courtship were both proceeding with high efficiency. И работа, и ухаживание продвигались успешно.
I had achieved an ancient dream; I was a single ego served by two bodies. Осуществилась древняя мечта: одно «я» располагало двумя телами.
Who could ask for more? Можно ли было желать большего?
What marvelous evenings we all had! Какие изумительные вечера мы проводили!
My experiences were vicarious, of course, but genuinely moving all the same. Мои переживания, хоть и не из первых рук, были искренними.
I can still remember my first quarrel with Elaine, how beautiful and stubborn she was, and how deliciously we made up afterward. До сих пор помню первую ссору с Илэйн: как красива она была в своем упрямстве и как чудесно было последовавшее примерение!
That “making up” raised certain problems, as a matter of fact. Кстати, «примерение» обнаружило некоторые проблемы.
I had programmed Charles II to proceed to a certain discreet point of physical intimacy and no further. Я запрограммировал Чарлза II не переступать в своих действиях определенных границ.
But now I learned that one person cannot plan out every move of a courtship involving two autonomous beings, especially if one of those beings is a woman. Но жизнь показала, что человек не может предусмотреть все хитросплетения в отношениях двух независимых существ, особенно если одно из них — женщина.
For the sake of verisimilitude I had to permit the robot more intimacies than I had previously thought advisable. Ради большего правдоподобия мне пришлось пойти на уступки.
After the first shock, I did not find this unpalatable. Quite the contrary—I might as well admit that I became deeply interested in the films of myself and Elaine. После первого потрясения я у же с интересом следил за собой и Илэйн.
I suppose some stuffy psychiatrist would call this a case of voyeurism, or worse. Какой-нибудь надутый психиатр, вполне вероятно, распознал бы в этом эротоманию или что-то и похуже.
But that would be to ignore the deeper philosophical implications. Однако подумать так — значит пренебречь самим естеством человеческой натуры.
After all, what man has not dreamed of being able to view himself in action? В конце концов какой мужчина не мечтает посмотреть на себя со стороны!
It is a common fantasy to imagine one’s own hidden cameras recording one’s every move. Given the chance, who could resist the extraordinary privilege of being simultaneously actor and audience? My dramas with Elaine developed in a direction that surprised me. Мои отношения с Илэйн развивались драматически, в поразившем меня направлении.
A quality of desperation began to show itself, a love-madness of which I would never have believed myself capable. Появилось какое-то отчаяние, какое-то любовное безумие, в чем я никогда не мог себя заподозрить.
Our evenings became imbued with a quality of delicious sadness, a sense of imminent loss. Наши встречи приобрели оттенок возвышенной печали, окрасились чувством надвигающейся неотвратимой утраты.
Sometimes we didn’t speak at all, just held hands and looked at each other. Порой мы вовсе не разговаривали, просто сидели, держась за руки и не отрывая глаз друг от друга.
And once Elaine wept for no discernible reason, and I stroked her hair, and she said to me, А однажды Илэйн расплакалась без всякой видимой причины.
“What can we do?” and I looked at her and did not reply. «Что же нам делать?», — прошептала она. Я гладил ее волосы и не знал, что сказать.
I am perfectly aware that these things happened to the robot, of course. Разумеется, я прекрасно понимаю, что все это происходило с роботом.
But the robot was an aspect or attribute of me—my shadow, twin, double, animus, doppelganger. Но робот был мной — моим двойником, моей тенью.
He was a projection of my personality into a particular situation; therefore whatever happened to him became my experience. Он вел себя так, как вел бы себя в подобной ситуации я сам; следовательно, его переживания принадлежали мне.
Metaphysically there can be no doubt of this. It was all very interesting. Все это было крайне интересно.
But at last I had to bring the courtship to an end. Но настала пора подумать и о свадьбе.
It was time for Elaine and me to plan our marriage and to coordinate our schedules. Accordingly, exactly two months after its inception, I told the robot to propose a wedding date and to terminate the courtship as of that night. Я велел роботу предложить дату обручения и прекратить ухаживание как таковое.
“You have done extremely well,” I told him. — Ты молодец, — похвалил я.
“When this is over, you will receive a new personality, plastic surgery and a respected place in my organization.” — Когда все завершится, тебе сделают пластическую операцию, наделят новыми личностными характеристиками и ты займешь почетное место в моей фирме.
“Thank you, sir,” he said. — Благодарю вас, сэр, — проговорил Чарлз II.
His face was unreadable, as is my own. Его лицо было непроницаемо, и голос выражал идеальное послушание.
I heard no hint of anything in his voice except perfect obedience. Он отправился к Илэйн, унося мой последний дар.
He left carrying my latest gift to Elaine. Midnight came and Charles II didn’t return. Наступила полночь, а Чарлз II не возвращался.
An hour later I felt disturbed. Я начал беспокоиться.
By three a.m. I was in a state of agitation, experiencing erotic and masochistic fantasies, seeing him with her in every conceivable combination of mechano-physical lewdness. К трем часам ночи я истерзал себя самыми нелепыми фантазиями, обнаружив, что способен на самую настоящую ревность.
The minutes dragged by, Charles II still did not return, and my fantasies became sadistic. Мучительно тянулись минуты.
I imagined the slow and terrible ways in which I would take my revenge on both of them, the robot for his presumption and Elaine for her stupidity in being deceived by a mechanical substitute for a real man. Мои фантазии приобрели садистский характер: я уже представлял, как жестоко отомщу им обоим: роботу за неповиновение, а Илэйн за глупость — принять механическую подделку за настоящего мужчину!
The long night crept slowly by. Наконец я забылся сном.
At last I fell into a fitful sleep. Но и утром Чарлз II не пришел.
I awoke early. Charles II still had not returned. I canceled my appointments for the entire morning and rushed over to Elaine’s apartment. Я отменил все дневные встречи и помчался к Илэйн.
“Charles!” she said. — Чарлз! — воскликнула она.
“What an unexpected pleasure!” — Вот неожиданность! Я так рада!
I entered her apartment with an air of nonchalance. I was determined to remain calm until I had learned exactly what had happened last night. Beyond that, I didn’t know what I might do. Я вошел в ее квартиру с самым беспечным видом, решив сохранять спокойствие, пока не узнаю точно, что произошло ночью.
“Unexpected?” I said. — Неожиданность? — переспросил я.
“Didn’t I mention last night that I might come by for breakfast?” — Разве я не упоминал, что могу зайти к завтраку?
“You may have,” Elaine said. — Возможно, — сказала Илэйн.
“To tell the truth, I was much too emotional to remember everything you said.” — Честно говоря, я была слишком взволнована, чтобы запомнить все твои слова.
“But you do remember what happened?” — Но ты помнишь остальное?
She blushed prettily. Она мило покраснела.
“Of course, Charles. — Конечно, Чарлз.
I still have marks on my arm.” У меня на руке до сих пор остался след.
“Do you, indeed!” — Вот как!
“And my mouth is bruised. Why do you grind your teeth that way?” — И болят губы.
“I haven’t had my coffee yet,” I told her. — Я бы не отказался от кофе.
She led me into the breakfast nook and poured coffee. I drained mine in two gulps and asked, Она налила кофе, и я в два глотка осушил чашку.
“Do I really seem to you like the man I was last night?” — Ты узнаешь меня? Не находишь ли перемен со вчерашнего вечера?
“Of course,” she said. — Разумеется, нет, удивилась она.
“I’ve come to know your moods. — Я, кажется, знаю все твои настроения.
Charles, what’s wrong? Чарлз, что случилось?
Did something upset you last night?” Тебя что-то огорчило вчера?
“Yes!” I cried wildly. — Да! — дико закричал я.
“I was just remembering how you danced naked on the terrace.” — Мне вспомнилось, как ты голая танцевала на веранде!
I stared at her, waiting for her to deny it. Я пристально смотрел на нее, ожидая взрыва негодования.
“It was only for a moment,” Elaine said. — На меня что-то нашло, — нерешительно проговорила Илэйн.
“And I wasn’t really naked, you know, I had on my body stocking. Anyhow, you asked me to do it.” — К тому же я не была совсем голой… Ты же сам попросил…
“Yes,” I said. — Да.
“Yes, yes.” I was confused. I decided to continue probing. Да-да… — Я смутился, но решил не отступать.
“But then when you drank champagne from my desert boot—” — А когда ты пила шампанское из салатницы…
“I only took a sip,” she said. — Я только отхлебнула, — вставила она.
“Was I too daring?” “You were splendid,” I said, feeling chilled all over. “I suppose it’s unfair of me to remind you of these things now…” “Nonsense, I like to talk about it.” — Это было чересчур дерзко?
“What about that absurd moment when we exchanged clothing?” — А помнишь, как мы, совсем обезумев, поменялись одеждой?
“That was wicked of us,” she said, laughing. — Какие мы с тобой испорченные! — рассмеялась она.
I stood up. Я встал.
“Elaine,” I said, “just exactly what in hell were you doing last night?” — Илэйн, что именно ты делала прошлой ночью?
“What a question,” she said. — Странный вопрос, — произнесла она.
“I was with you.” “No, Elaine.” — Была с тобой.
“But Charles—those things you just spoke about—” Все, о чем ты говорил…
“I made them up.” — Я это выдумал.
“Then who were you with last night’” — Тогда с кем был ты?
“I was home, alone.” — Я был дома, один.
Elaine thought about that for a few moments. Она замолчала и минуту собиралась с мыслями.
Then she said, “I’m afraid I have a confession to make.” — Чарлз, мне надо тебе признаться…
I folded my arms and waited. Я в ожидании скрестил руки на груди.
“I too was home alone last night.” — Я тоже вчера была дома одна.
I raised one eyebrow. Мои брови поползли вверх.
“And the other nights?” — А остальные дни?
She took a deep breath. Она глубоко вздохнула.
“Charles, I can no longer deceive you. — У меня больше нет сил тебя обманывать.
I really had wanted an old-fashioned courtship. Мне действительно хотелось старомодного ухаживания.
But when the time came, I couldn’t seem to fit it into my schedule. Но когда настала пора, я убедилась, что у меня нет на это ни минуты.
You see, it was finals time in my Aztec pottery class, and I had just been elected chairwoman of the Aleutian Assistance League, and my new boutique needed special attention—” Видишь ли, как раз заканчивался курс ацтекской керамики, и меня выбрали председателем Лиги помощи алеутам, да и мой новый магазин женского платья требовал особого внимания…
“So what did you do?” — И что ты сделала?
“Well—I simply couldn’t say to you, — Ну, не могла же я сказать тебе:
‘Look, let’s drop the courtship and just get married.’ «Послушай, давай бросим эти ухаживания и поженимся».
After all, I hardly knew you.” В конце концов мы едва были знакомы.
“What did you do?” — Что ты сделала?
She sighed. Она понурила голову.
“I knew several girls who had gotten themselves into this kind of a spot. They went to this really clever robot-maker named Snaithe…Why are you laughing?” — Кое-кто из моих подруг попадал в подобные переделки… Они обращались к одному специалисту по роботам, Снэйту… Почему ты смеешься?
I said, “I too have a confession to make. — Я тоже должен тебе признаться.
I have used Mr. Snaithe, too.” Снэйт помог и мне.
“Charles! — Чарлз!
You actually sent a robot here to court me? Ты послал робота ухаживать за мной?
How could you! Как ты мог?
Suppose I had really been me?” А если бы я сама…
“I don’t think either of us is in a position to express much indignation. — По-моему, ни ты, ни я не вправе возмущаться.
Did your robot come home last night?” Твой робот вернулся?
“No. — Нет.
I thought that Elaine II and you—” Я решила, что Илэйн II и ты…
I shook my head. Я покачал головой.
“I have never met Elaine II, and you have never met Charles II. — Я никогда не встречался с Илэйн II, а ты — с Чарлзом II.
What happened, apparently, is that our robots met, courted and now have run away together.” Наши роботы, надо думать, так увлеклись друг другом, что сбежали вместе.
“But robots can’t do that!” — Разве роботы на это способны?
“Ours did. — Наши — способны.
I suppose they managed to reprogram each other.” По всей видимости, они перепрограммировали друг друга.
“Or maybe they just fell in love,” Elaine said wistfully. — Или просто полюбили, — с завистью произнесла Илэйн.
I said, “I will find out what happened. — Я выясню, что произошло.
But now, Elaine, let us think of ourselves. Но сейчас, Илэйн, давай подумаем о себе.
I propose that at our earliest possible convenience we get married.” Предлагаю пожениться при первой же возможности.
“Yes, Charles,” she murmured. — Да, Чарлз, — промурлыкала она.
We kissed. Мы поцеловались.
And then, gently, lovingly, we began to coordinate our schedules. А потом кропотливо стали координировать наши графики.
I was able to trace the runaway robots to Kennedy Spaceport. Мне удалось проследить беглецов до космопорта Кеннеди.
They had taken the shuttle to Space Platform 5, and changed there for the Centauri Express. Оттуда они попали на Пятую станцию, где пересели на экспресс, отправлявшийся к созвездию Кентавра.
I didn’t bother trying to investigate any further. Продолжать поиски не имело смысла.
They could be on any one of a dozen worlds. Они могли избрать любую из дюжины планет.
Elaine and I were deeply affected by the experience. Пережитое оказало на нас с Илэйн глубокое впечатление.
We realized that we had become overspecialized, too intent upon productivity, too neglectful of the simple, ancient pleasures. Мы поняли, что слишком привержены принципу «время — деньги» и пренебрегаем простыми древними радостями.
We acted upon this insight, taking an additional hour out of every day—seven hours a week—in which simply to be with each other. И поступили, как подсказали наши сердца, — выкроили по часу из каждого дня — семь часов в неделю! — лишь для того, чтобы быть вместе.
Our friends consider us romantic fools, but we don’t care. Друзья считают нас глупыми романтиками, но мы не обращаем на это внимания.
We know that Charles II and Elaine II, our alter egos, would approve. Чарлз II и Илэйн II, наши «альтэр эго», одобрили бы нас.
There is only this to add. Осталось добавить только одно.
One night Elaine woke up in a state of hysteria. Как-то ночью Илэйн проснулась в истерике.
She had had a nightmare. In it she had become aware that Charles II and Elaine II were the real people who had escaped the inhumanity of Earth to some simpler and more rewarding world. Ей привиделось во сне, что Чарлз II и Илэйн II — настоящие люди, которые вырвались из холодной деловитости Земли в какой-то другой, простой и более щедрый на человеческое тепло мир.
And we were the robots they had left in their places, programmed to believe that we were human. А мы — роботы, оставленные на их месте и запрограммированные верить в то, что мы люди.
I told Elaine how ridiculous that was. Я объяснил Илэйн всю нелепость ее сна.
It took me a long time to convince her, but at last I did. Это было непросто и заняло много времени, но в конце концов я ее убедил.
We are happy now and we lead good, productive, loving lives. Мы счастливая пара.
Now I must stop writing this and get back to work. Теперь я должен кончать свой рассказ и идти работать.

Читайте также: