Алан Милн — Винни-Пух и все, все, все

 

Chapter 2 Глава II.
...in which Pooh goes visiting and gets into a tight place В которой Пух идет в гости,объедается и застревает.
EDWARD BEAR, known to his friends as Winnie-the-Pooh, or Pooh for short, was walking through the forest one day, humming proudly to himself. Эдуард Бэр, более известный своим друзьям как Винни-Пух, или просто Пух для краткости, однажды, громко хмыкая про себя, гулял по Лесу.
He had made up a little hum that very morning, as he was doing his Stoutness Exercises in front of the glass: Не далее как сегодня утром он сочинил небольшую Хмыкалку[14]. Произошло это во время утренних Упражнений от Тучности, глядя на себя в зеркало:
Tra-la-la, tra-la-la, as he stretched up as high as he could go, and then Tra-la-la, tra-la -- oh, help! -- la, as he tried to reach his toes. Tra-la-la, tra-la-la, потягиваясь во всю мочь; и далее Tra-la-la,tra-la-la-ox, на помощь, -la, пытаясь нагнуться до полу.
After breakfast he had said it over and over to himself until he had learnt it off by heart, and now he was humming it right through, properly. После завтрака он несколько раз повторил ее про себя, пока не вызубрил всю наизусть, и теперь он ее хмыкал уже должным образом.
It went like this: Она звучала примерно так:
Tra-la-la, tra-la-la, Tra-la-la, tra-la-la, Rum-tum-tiddle-um-tum. Rum-tum-tiddle-um-tum.
Tiddle-iddle, tiddle-iddle, Tiddle-iddle, tiddle-iddle, Rum-tum-tum-tiddle-um. Tiddle-iddle, tiddle-iddle, Tiddle-iddle, tiddle-iddle, Rum-tum-tum-tiddle-um.
Well, he was humming this hum to himself, and walking along gaily, wondering what everybody else was doing, and what it felt like, being somebody else, when suddenly he came to a sandy bank, and in the bank was a large hole. Ладно, он, значит, хмыкает себе Хмыкалку и весело гуляет по Лесу,размышляя, что бы он делал, если бы он был не он, а кто-то еще, но вдруг онпопадает на песчаный откос и обнаруживает в нем большую Дыру[15].
"Aha !" said Pooh. (Rum-tum-tiddle-um-tum.) "Так-так!", говорит Пух (Rum-tum-tum-tiddle-um).
"If I know anything about anything, that hole means Rabbit," he said, "and Rabbit means Company," he said, "and Company means Food and Listening-to-Me-Humming and such like. Если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю, то дыра -- это Кролик", говорит, "а Кролик -- это Компания", говорит, "а Компания -- это Еда и Послушай-Как-Я-Хмыкаю и все такое. Rum-tum-tum-tiddle-um.
So he bent down, put his head into the hole, and called out: Тогда он просунул голову в дыру и заорал:
"Is anybody at home?" "Дома есть кто?"
There was a sudden scuffling noise from inside the hole, and then silence. Из дыры раздался сдавленный шум, кто-то беспокойно завозился, и затем все стихло.
"What I said was, Я говорю 'Is anybody at home?'" called out Pooh very loudly
"You needn't shout so loud. Совершенно необязательно было так вопить. I heard you quite well the first time.
"Bother!" said Pooh. "Черт возьми!", говорит Пух.
"Isn't there anybody here at all?" "Неужели там вообще никого нет?"
"Nobody." "Никого".
Winnie-the-Pooh took his head out of the hole, and thought for a little, and he thought to himself, Винни-Пух вытащил голову из дыры и слегка поразмыслил. И ход его мыслей был примерно таков:
"There must be somebody there, because somebody must have said Там должен кто-то быть, потому что кто-то должен был сказать 'Nobody.'" So he put his head back in the hole, and said
"No," said Rabbit, in a different sort of voice this time. "Нет", говорит Кролик чужим голосом.
"But isn't that Rabbit's voice?" "Но это же Кролика голос?"
"I don't think so," said Rabbit. "It isn't meant to be." "Мне так не кажется", говорит Кролик, "во всяком случае, я его не имел в виду".
"Oh!" said Pooh. "О!", говорит Пух.
He took his head out of the hole, and had another think, and then he put it back, and said: Он вытаскивает голову из дыры, и ему приходит в голову другая мысль, и он сует голову обратно в дыру и говорит:
"Well, could you very kindly tell me where Rabbit is?" "Ладно, а вы не будете так добры сказать мне, где Кролик?"
"He has gone to see his friend Pooh Bear, who is a great friend of his." "Он пошел повидать своего друга Пуха-Медведя, он его лучший друг".
"But this is Me!" said Bear, very much surprised. "Так это же Я!", говорит Медведь, весьма сбитый с толку.
"What sort of Me?" "Какого рода Я?"
"Pooh Bear." "Пух-Медведь".
"Are you sure?" said Rabbit, still more surprised. "А вы уверены?", говорит Кролик, еще более сбитый с толку.
"Quite, quite sure," said Pooh. "Я совершенно, совершенно уверен", говорит Пух.
"Oh, well, then, come in." "Ну ладно, тогда входи".
So Pooh pushed and pushed and pushed his way through the hole, and at last he got in. Итак, Пух проталкивался, и проталкивался, и проталкивался в нору и наконец оказался внутри.
"You were quite right," said Rabbit, looking at him all over. "Ты был совершенно прав", говорит Кролик, оглядев его.
"It is you. Это действительно ты. Glad to see you.
"Who did you think it was?" "А кто это был, как ты думал?"
"Well, I wasn't sure. Ладно, я просто не был уверен. You know how it is in the Forest.
One can't have anybody coming into one's house. Нельзя пускать к себе кого попало.
One has to be careful. Надо быть настороже.
What about a mouthful of something?" Как насчет того, чтобы перекусить чего-нибудь?"
Pooh always liked a little something at eleven o'clock in the morning, and he was very glad to see Rabbit getting out the plates and mugs; and when Rabbit said, Пух всегда не прочь чего-нибудь перехватить в районе одиннадцати часов утра, поэтому он с радостью наблюдает, как Кролик расставляет тарелки и кружки, и когда Кролик сказал:
"Honey or condensed milk with your bread?" he was so excited that he said, "Тебе меду или сгущенного молока на хлеб?", он настолько взволнован, что говорит:
"Both," and then, so as not to seem greedy, he added, "И того, и другого", но потом, чтобы не казаться жадным, добавляет:
"But don't bother about the bread, please." "Но о хлебе, пожалуйста, не беспокойся".
And for a long time after that he said nothing . . . until at last, humming to himself in a rather sticky voice, he got up, shook Rabbit lovingly by the paw, and said that he must be going on. И после этого на протяжении долгого времени он вообще ничего не говорит... пока наконец, хмыкая довольно-таки липким голосом, он не встает, дружески жмет Кролику лапу и говорит, что должен идти.
"Must you?" said Rabbit politely "В самом деле?"
"Well," said Pooh, "Видишь ли", говорит Пух.
"I could stay a little longer if it -- if you -- " and he tried very hard to look in the direction of the larder. "Я еще мог бы задержаться ненадолго, если --если ты__", и он с большой надеждой смотрит в сторону буфета.
"As a matter of fact," said Rabbit, "I was going out myself directly." "Честно говоря", говорит Кролик, "я сам собирался идти по делу".
"Oh well, then, I'll be going on. О, ну тогда я пошел. Good-bye.
"Well, good-bye, if you're sure you won't have any more." "Ладно, до свиданья, если ты уверен, что ты больше ничего не хочешь".
"Is there any more?" asked Pooh quickly. "А есть что-нибудь еще?", быстро говорит Пух.
Rabbit took the covers off the dishes, and said, Кролик заглядывает под крышки всех мисок и говорит:
"No, there wasn't." "Нет, ничего нет".
"I thought not," said Pooh, nodding to himself "Well, good-bye. Так я и думал", сказал себе Пух, "ладно, до свиданья. I must be going on.
So he started to climb out of the hole. Итак, он начал пролезать в дыру.
He pulled with his front paws, and pushed with his back paws, and in a little while his nose was out in the open again . . . and then his ears . . . and then his front paws . . . and then his shoulders . . . and then -- Он проталкивался передними лапами и отталкивался задними лапами и вскоре, в то время как его нос был уже на открытом просторе, его уши... и его передние лапы... а затем плечи, а затем__
"Oh, help!" said Pooh. "Ох, на помощь!", сказал Пух.
"I'd better go back." "Я бы лучше вернулся бы назад".
"Oh, bother!" said Pooh. "Ах, зараза!", сказал Пух.
"I shall have to go on." "Лучше уж я полезу дальше".
"I can't do either!" said Pooh. "Ничего не могу сделать!", сказал Пух.
"Oh, help and bother!" "Ох, на помощь, зараза!"
Now, by this time Rabbit wanted to go for a walk too, and finding the front door full, he went out by the back door, and came round to Pooh, and looked at him. Ладно, Кролик тем временем тоже захотел выйти и, обнаружив, что передняя дверь забита, вышел через заднюю, обошел вокруг Пуха и посмотрел на него.
"Hallo, are you stuck?" he asked. Здравствуй, ты что, застрял, что ли?", спрашивает Кролик.
"N-no," said Pooh carelessly. "Just resting and thinking and humming to myself." "Н-нет", говорит Пух небрежно, "просто отдыхаю и размышляю, хмыкаю вот наедине с собой".
"Here, give us a paw." "Ну-ка, больной, дайте-ка вашу лапу".
Pooh Bear stretched out a paw, and Rabbit pulled and pulled and pulled.... Пух-Медведь протянул лапу, и Кролик тащил, и тащил, и тащил.
"0w!" cried Pooh. "Ой!", закричал Пух.
"You're hurting!" "Оторвешь!"
"The fact is," said Rabbit, "you're stuck." "Факт остается фактом", говорит Кролик, "ты застрял".
"It all comes," said Pooh crossly, "of not having front doors big enough." "Это все из-за того", ворчливо сказал Пух, "когда строят слишком маленькие двери".
"It all comes," said Rabbit sternly, "of eating too much. Это все из-за того", говорит Кролик неумолимо, "когда едят слишком много. I thought at the time," said Rabbit, "only I didn't like to say anything," said Rabbit, "that one of us has eating too much," said Rabbit, "and I knew it wasn't me," he said
"Well, well, I shall go and fetch Christopher Robin." "Ну ладно, пойду схожу за Кристофером Pобином".
Christopher Robin lived at the other end of the Forest, and when he came back with Rabbit, and saw the front half of Pooh, he said, Кристофер Pобин жил на другом конце Леса, и, когда они с Кроликом пришли и увидели переднюю часть Пуха, Кристофер Pобин и говорит:
"Silly old Bear," in such a loving voice that everybody felt quite hopeful again. "Глупый старый Медведь", но таким любящим голосом, что все снова почувствовали себя счастливыми.
"I was just beginning to think," said Bear, sniffing slightly, "that Rabbit might never be able to use his front door again. Я только что начал думать", говорит Пух, слегка сопя носом, "что Кролик теперь, возможно, никогда не будет в состоянии пользоваться своей парадной дверью. And I should hate that," he said
"So should I," said Rabbit. "Мне бы тоже", говорит Кролик.
"Use his front door again?" said Christopher Robin. "Пользоваться парадной дверью?", говорит Кристофер Pобин.
"Of course he'll use his front door again. "Конечно, он будет ею пользоваться".
"Good," said Rabbit. "Хотелось бы", говорит Кролик.
"If we can't pull you out, Pooh, we might push you back." "Если мы не сможем вытолкнуть тебя наружу, Пух, то мы протолкнем тебя внутрь".
Rabbit scratched his whiskers thoughtfully, and pointed out that, when once Pooh was pushed back, he was back, and of course nobody was more glad to see Pooh than he was, still there it was, some lived in trees and some lived underground, and -- Кролик встопорщил усы и говорит, что, мол, протолкни они Пуха внутрь, так он и останется внутри, и, разумеется, никто так не рад видеть Пуха, как он, но существует, дескать, естественный порядок вещей, в соответствии с которым одни живут на деревьях, другие -- под землей, а третьи__"
"You mean I'd never get out?" said Pooh. "Ты имеешь в виду, что я никогда не выберусь оттуда?"[18], говорит Пух.
"I mean," said Rabbit, "that having got so far, it seems a pity to waste it." "Я имею в виду", говорит Кролик, "что, зайдя так далеко, жалко останавливаться на полпути".
Christopher Robin nodded. "Then there's only one thing to be done," he said. Тогда", говорит Кристофер Pобин, "есть только одна вещь, которую мы можем сделать. "We shall have to wait for you to get thin again."
"How long does getting thin take?" asked Pooh anxiously. "А как же долго я буду худеть?", спрашивает Пух тревожно.
"About a week, I should think." "Да уж неделю, как минимум, придется".
"But I can't stay here for a week!" "Но я не могу здесь оставаться целую неделю!"
"You can stay here all right, silly old Bear. Ты прекрасно можешь оставаться здесь, глупый старый Медведь. It's getting you out which is so difficult.
"We'll read to you," said Rabbit cheerfully. "Мы будем тебе читать", бодро сказал Кролик.
"And I hope it won't snow," he added. "И надо надеяться, что не будет снега", добавил он.
"And I say, old fellow, you're taking up a good deal of room in my house -- do you mind if I use your back legs as a towel-horse? И я скажу тебе, старина, ты занял большую часть моей комнаты -- так ты не станешь возражать, если я буду использовать твои задние ноги в качестве вешалки для полотенца? Because, I mean, there they are -- doing nothing -- and it would be very convenient just to hang the towels on them.
"A week!" said Pooh gloomily. "Неделю!", мрачно говорит Пух.
"What about meals?" "А что я буду есть?"
"I'm afraid no meals," said Christopher Robin, "because of getting thin quicker. Боюсь, ничего", говорит Кристофер Pобин, "чтобы быстрее похудеть. But we will read to you.
Bear began to sigh, and then found he couldn't because he was so tightly stuck; and a tear rolled down his eye, as he said: Медведь попробовал вздохнуть, но понял, что и этого ему теперь не дано, настолько туго он здесь застрял, и из его глаза выкатилась слеза, когда он сказал:
"Then would you read a Sustaining Book, such as would help and comfort a Wedged Bear in Great Tightness?" "Может, тогда читайте мне какую-нибудь калорийную книгу, которая могла бы поддержать Медведя, которого заклинило в Великой Тесноте".
So for a week Christopher Robin read that sort of book at the North end of Pooh, and Rabbit hung his washing on the South end . . . and in between Bear felt himself getting slenderer and slenderer. Итак, целую неделю Кристофер Pобин читал такого рода книгу на Северном окончании Пуха, а Кролик вешал свое полотенце на его Южном окончании. Между тем Медведь чувствовал, что становится все тоньше и тоньше.
And at the end of the week Christopher Robin said, И, наконец, Кристофер Pобин говорит:
"Now!" "Теперь!"
So he took hold of Pooh's front paws and Rabbit took hold of Christopher Robin, and all Rabbit's friends and relations took hold of Rabbit, and they all pulled together.... Итак, он схватил Пуха за передние лапы, а все друзья-и-родственники Кролика схватились за Кролика, и все вместе они потащили...[19]
And for a long time Pooh only said Долгое время Пух говорил только
"Ow!" . . . "Оу!"...
And И лишь
"Oh!" . . . "Ох!"...
And then, all of a sudden, he said И потом неожиданно он говорит:
"Pop!" just as if a cork were coming out of bottle. "Оп!", совершенно как вылетающая из бутылки пробка.
And Christopher Robin and Rabbit and all Rabbit's friends and relations went head-over-heels backwards . . . and on the top of them came Winnie-the-Pooh -- free! И Кристофер Pобин, и Кролик, и друзья-и-родственники Кролика -- все опрокинулась назад один на другого... а наверху этой кучи восседает Винни- Пух -- освобожденный!
So, with a nod of thanks to his friends, he went on with his walk through the forest, humming proudly to himself. Итак, благодарно кивнув своим друзьям, он продолжает свою прогулку по Лесу, гордо хмыкая про себя.
But, Christopher Robin looked after him lovingly, and said to himself, А Кристофер Pобин посмотрел на него с любовью и говорит:
"Silly old Bear!" "Глупый старый Медведь!"