And Then There Were None — Десять негритят

«Десять негритят» — детективный роман Агаты Кристи, написанный в 1939 году.

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка, напоминающая «Десять зелёных бутылок»:















Десять Негритят - Глава 8
Agatha Christie Агата Кристи
And Then There Were None Десять негритят
Chapter 8 Глава восьмая
Blore was easily roped in. Помощью Блора они заручились без труда.
He expressed immediate agreement with their arguments. Он с ходу согласился с их доводами.
"What you've said about those china figures, sir, makes all the difference. — Эти фарфоровые фигурки, сэр, меняют все дело.
That's crazy, that is! There's only one thing. Ясно, что здесь орудует маньяк, — двух мнений тут быть не может.
You don't think this Owen's idea might be to do the job by proxy, as it were?" А вы не думаете, что мистер Оним решил проделать эту операцию, так сказать, чужими руками?
"Explain yourself, man." — Объяснитесь, приятель.
"Well, I mean like this. After the racket last night this young Mr. Marston gets the wind up and poisons himself. — По-моему, дело было так: после вчерашних обвинений Марстон впал в панику и принял яд.
And Rogers, he gets the wind up too and bumps off his wife! All according to U.N.O.'s plan." Роджерс тоже впал в панику и отправил на тот свет жену — в полном соответствии с планами милейшего А. Н. О.
Armstrong shook his head. Армстронг покачал головой:
He stressed the point about the Cyanide. — Не забывайте о цианистом калии.
Blore agreed. "Yes, I'd forgotten that. — Ах да, я об этом запамятовал, — согласился Блор.
Not a natural thing to be carrying about with you. — Разумеется, никто не станет носить при себе такой яд.
But how did it get into his drink, sir?" Но каким образом он мог попасть в бокал Марстона?
Lombard said: "I've been thinking about that. — Я уже думал об этом, — сказал Ломбард.
Marston had several drinks that night. — Марстон пил несколько раз в этот вечер.
Between the time he had his last one and the time he finished the one before it, there was quite a gap. During that time his glass was lying about on some table or other. Между его предпоследним и последним бокалом виски был немалый промежуток.
I think - though I can't be sure, it was on the little table near the window. Все это время его бокал стоял на столике, у окна.
The window was open. Окно было открыто.
Somebody could have slipped a dose of the Cyanide into the glass." Кто-то мог подбросить яд и через окно.
Blore said unbelievingly: "Without our all seeing him, sir?" — Так, чтобы никто из нас не заметил? — недоверчиво спросил Блор.
Lombard said drily: "We were all - rather concerned elsewhere." — Мы были слишком заняты другим, — отрезал Ломбард.
Armstrong said slowly: "That's true. We'd all been attacked. — Вы правы, — сказал Армстронг, — обвинений не избежал никто.
We were walking about, moving about the room. Arguing, indignant, intent on our own business. Все бегали по комнате, суетились, спорили, негодовали.
I think it could have been done..." Да, так вполне могло случиться…
Blore shrugged his shoulders. Блор пожал плечами:
"Fact is, it must have been done! — Видимо, так оно и было.
Now then, gentlemen, let's make a start. А теперь, джентльмены, примемся за работу.
Nobody's got a revolver, by any chance? Кто-нибудь, случаем, не захватил с собой револьвер?
I suppose that's too much to hope for." Впрочем, это было б уж слишком хорошо.
Lombard said: "I've got one." He patted his pocket. — Я, — похлопал себя по карману Ломбард.
Blore's eyes opened very wide. Блор вытаращил на него глаза.
He said in an over-casual tone: "Always carry that about with you, sir?" — На всякий случай всегда носите револьвер при себе, сэр? — сказал он нарочито небрежным тоном.
Lombard said: "Usually. — Привычка.
I've been in some tight places, you know." Мне, знаете ли, пришлось побывать в жарких переделках.
"Oh," said Blore and added: "Well, you've probably never been in a tighter place than you are today! — Понятно, — протянул Блор и добавил: — Одно могу сказать, нынешняя переделка будет пожарче прошлых!
If there's a lunatic hiding on this island, he's probably got a young arsenal on him - to say nothing of a knife or dagger or two." Если здесь и впрямь притаился маньяк, он наверняка позаботился запастись целым арсеналом, не говоря уж о ножах и кинжалах.
Armstrong coughed. Армстронг хмыкнул.
"You may be wrong there, Blore. — Тут вы попали пальцем в небо, Блор.
Many homicidal lunatics are very quiet, unassuming people. Такие маньяки в большинстве своем люди мирные.
Delightful fellows." С ними очень приятно иметь дело.
Blore said: "I don't feel this one is going to be of that kind, Dr. Armstrong." — Мой опыт мне подсказывает, что наш маньяк будет не из их числа, — сказал Блор.
II The three men started on their tour of the island. Итак, троица отправилась в обход острова.
It proved unexpectedly simple. Обыскать его не составляло особого труда.
On the northwest side, towards the coast, the cliffs fell sheer to the sea below, their surface unbroken. На северо-западе ровный утес отвесно спускался к морю.
On the rest of the island there were no trees and very little cover. Деревьев на острове не было, даже трава и та почти не росла.
The three men worked carefully and methodically, beating up and down from the highest point to the water's edge, narrowly scanning the least irregularity in the rock which might point to the entrance to a cave. Трое мужчин работали тщательно и методично, начинали с вершины и спускались по склону к морю, по пути обшаривая малейшие трещины в скале — а вдруг они ведут в пещеру.
But there were no caves. Но никаких пещер не обнаружилось.
They came at last, skirting the water's edge, to where General Macarthur sat looking out to sea. Прочесывая морской берег, они наткнулись на Макартура.
It was very peaceful here with the lap of the waves breaking over the rocks. The old man sat very upright, his eyes fixed on the horizon. Глаза генерала были прикованы к горизонту. Место он выбрал тихое: тишину его нарушал лишь рокот волн, разбивавшихся о скалы.
He paid no attention to the approach of the searchers. Старик не обратил на них внимания. Он сидел по-прежнему прямо, вперившись в горизонт.
His oblivion of them made one at least faintly uncomfortable. И оттого, что он их не замечал, они почувствовали себя неловко.
Blore thought to himself: Блор подумал:
"'Tisn't natural - looks as though he'd gone into a trance or something." He cleared his throat and said in a would-be conversational tone: «Что-то тут не так — не впал ли старикан в транс, если не хуже?» — откашлялся и, чтобы завязать разговор, сказал:
"Nice peaceful spot you've found for yourself, sir." — Отличное — местечко нашли себе, сэр, тихое, покойное.
The General frowned. He cast a quick look over his shoulder. Генерал нахмурился, бросил на него взгляд через плечо.
He said: "There is so little time - so little time. I really must insist that no one disturbs me." — Так мало времени, — сказал он. — Так мало времени осталось, и я настоятельно требую, чтобы меня не беспокоили.
Blore said genially: "We won't disturb you. — Мы вас не обеспокоим, сэр, — добродушно сказал Блор.
We're just making a tour of the island, so to speak. — Мы просто обходим остров.
Just wondered, you know, if some one might be hiding on it." Хотим, знаете ли, проверить, не прячется ли кто здесь.
The General frowned and said: Генерал помрачнел.
"You don't understand - you don't understand at all. — Вы не понимаете, ничего не понимаете, — сказал он.
Please go away." — Пожалуйста, уходите.
Blore retreated. Блор оставил старика.
He said, as he joined the other two: Догнав своих спутников, он сказал:
"He's crazy... It's no good talking to him." — Старик спятил… Порет какую-то чушь…
Lombard asked with some curiosity: "What did he say?" — Что он вам сказал? — полюбопытствовал Ломбард.
Blore shrugged his shoulders. Блор пожал плечами.
"Something about there being no time and that he didn't want to be disturbed." — Что у него нет времени. И чтобы его не беспокоили.
Dr. Armstrong frowned. Армстронг наморщил лоб.
He murmured: "I wonder now..." — Интересно, — пробормотал он.
III The search of the island was practically completed. Обход был, в основном, закончен.
The three men stood on the highest point looking over towards the mainland. There were no boats out. Трое мужчин стояли на вершине скалы и глядели на далекий берег.
The wind was freshening. Ветер свежел.
Lombard said: "No fishing boats out. — Рыбачьи лодки сегодня не вышли, — сказал Ломбард.
There's a storm coming. — Надвигается шторм.
Damned nuisance you can't see the village from here. We could signal or do something." Досадно, что деревушку отсюда не видно, а то можно было бы подать сигнал.
Blore said: "We might light a bonfire tonight." — Надо будет разжечь костер вечером, — предложил Блор.
Lombard said, frowning: "The devil of it is that that's all probably been provided for." — Вся штука в том, — возразил Ломбард, — что это могли предусмотреть.
"In what way, sir?" — Как, сэр?
"How do I know? — Откуда мне знать?
Practical joke, perhaps. Сказали, что речь идет о розыгрыше.
We're to be marooned here, no attention is to be paid to signals, etc. Мол, нас нарочно высадили на необитаемом острове, поэтому на наши сигналы не надо обращать внимания и тому подобное.
Possibly the village has been told there's a wager on. А может, — распустили в деревне слухи, что речь идет о пари.
Some damn fool story anyway." Словом, сочинили какую-нибудь ерунду.
Blore said dubiously: "Think they'd swallow that?" — И по-вашему, этому поверили? — усомнился Блор.
Lombard said drily: "It's easier of belief than the truth! — Во всяком случае, это куда достовернее, чем то, что здесь происходит, — сказал Ломбард.
If the village were told that the island was to be isolated until Mr. Unknown Owen had quietly murdered all his guests - do you think they'd believe that?" — Как, по-вашему, если бы жителям Стиклхевна сказали, что остров будет изолирован от суши, пока этот анонимный мистер Оним не поубивает всех своих гостей, они бы поверили?
Dr. Armstrong said: "There are moments when I can't believe it myself. And yet -" — Бывают минуты, когда я и сам в это не верю. И все же… — выдавил Армстронг.
Philip Lombard, his lips curling back from his teeth, said: "And yet - that's just it! You've said it, doctor!" — И все же… — оскалился Ломбард, — как вы сами признали, доктор, это именно так!
Blore was gazing down into the water. He said: "Nobody could have clambered down here, I suppose?" — Никто не мог спрятаться внизу? — сказал Блор, оглядывая берег.
Armstrong shook his head. "I doubt it. It's pretty sheer. — Вряд ли, — покачал головой Армстронг, — утес совершенно отвесный.
And where could he hide?" Где тут спрячешься?
Blore said: "There might be a hole in the cliff. — В утесе может быть расщелина.
If we had a boat now, we could row round the island." Будь у нас лодка, мы могли бы объехать вокруг острова, — сказал Блор.
Lombard said: "If we had a boat, we'd all be halfway to the mainland by now!" — Будь у нас лодка, — сказал Ломбард, — мы бы теперь были на полпути к суше.
"True enough, sir." — Ваша правда.
Lombard said suddenly: Тут Ломбарда осенило.
"We can make sure of this cliff. There's only one place where there could be a recess - just a little to the right below here. — Давайте убедимся, — предложил он, — есть только одно место, где может быть расщелина, — вон там, направо, почти у самой воды.
If you fellows can get hold of a rope, you can let me down to make sure." Если вы достанете канат, я спущусь туда и сам проверю.
Blore said: "Might as well be sure. Though it seems absurd - on the face of it! I'll see if I can get hold of something." — Отличная мысль, — согласился Блор, — попробую достать какую-нибудь веревку.
He started off briskly down to the house. — И он решительно зашагал к дому.
Lombard stared up at the sky. Ломбард задрал голову.
The clouds were beginning to mass themselves together. Небо затягивалось тучами.
The wind was increasing. Ветер крепчал.
He shot a sideways look at Armstrong. Он покосился на Армстронга.
He said: "You're very silent, doctor. — Что-то вы притихли, доктор.
What are you thinking?" О чем вы думаете?
Armstrong said slowly: "I was wondering exactly how mad old Macarthur was..." — Меня интересует, — не сразу ответил Армстронг, — генерал Макартур — он совсем спятил или нет?
IV Vera had been restless all the morning. Все утро Вера не находила себе места.
She had avoided Emily Brent with a kind of shuddering aversion. Она избегала Эмили Брент — старая дева внушала ей омерзение.
Miss Brent herself had taken a chair just round the corner of the house so as to be out of the wind. She sat there knitting. Мисс Брент перенесла свое кресло за угол дома, уселась там в затишке с вязаньем.
Every time Vera thought of her she seemed to see a pale drowned face with seaweed entangled in the hair... A face that had once been pretty - impudently pretty perhaps - and which was now beyond the reach of pity or terror. Стоило Вере подумать о ней, как перед ее глазами вставало бледное лицо утопленницы, водоросли, запутавшиеся в ее волосах… Лицо хорошенькой девушки, может быть, даже чуть нахальное, для которой ни страх, ни жалость уже ничего не значат.
And Emily Brent, placid and righteous, sat knitting. А Эмили Брент безмятежно вязала нескончаемое вязанье в сознании своей праведности.
On the main terrace, Mr. Justice Wargrave sat huddled in a porter's chair. На площадке в плетеном кресле сидел судья Уоргрейв.
His head was poked down well into his neck. Его голова совсем ушла в плечи.
When Vera looked at him, she saw a man standing in the dock - a young man with fair hair and blue eyes and a bewildered, frightened face. Вера глядела на судью и видела юношу на скамье подсудимых — светловолосого, с голубыми глазами, на чьем лице ужас постепенно вытесняло удивление.
Edward Seton. Эдвард Ситон.
And in imagination she saw the judge's old hands put the black cap on his head and begin to pronounce sentence... Ей виделось, как судья своими сморщенными руками накидывает ему черный мешок на голову и оглашает приговор…
After a while Vera strolled slowly down to the sea. Чуть погодя Вера спустилась к морю и пошла вдоль берега.
She walked along towards the extreme end of the island where an old man sat staring out to the horizon. Путь ее лежал к той оконечности острова, где сидел старый генерал.
General Macarthur stirred at her approach. His head turned - there was a queer mixture of questioning and apprehension in his look. Услышав шаги, Макартур зашевелился и повернул голову — глаза его глядели тревожно и одновременно вопросительно.
It startled her. Вера перепугалась.
He stared intently at her for a minute or two. Минуты две генерал, не отрываясь, смотрел на нее.
She thought to herself: Она подумала:
"How queer. «Как странно.
It's almost as though he knew..." Он смотрит так, будто все знает…»
He said: "Ah! it's you! You've come..." — А, это вы, — сказал, наконец, генерал, — вы пришли…
Vera sat down beside him. Вера опустилась на землю рядом с ним.
She said: "Do you like sitting here looking out to sea?" — Вам нравится сидеть здесь и смотреть на море?
He nodded his head gently. "Yes," he said. "It's pleasant. — Нравится.
It's a good place, I think, to wait." Здесь хорошо ждать.
"To wait?" said Vera sharply. — Ждать? — переспросила Вера.
"What are you waiting for?" — Чего же вы ждете?
He said gently: "The end. — Конца, — тихо сказал генерал.
But I think you know that, don't you? — Но ведь вы это знаете не хуже меня.
It's true, isn't it? Верно?
We're all waiting for the end." Мы все ждем конца.
She said unsteadily: "What do you mean?" — Что вы хотите этим сказать? — дрожащим голосом спросила Вера.
General Macarthur said gravely: "None of us are going to leave the island. — Никто из нас не покинет остров.
That's the plan. Так задумано.
You know it, of course, perfectly. И вы это сами знаете.
What, perhaps, you can't understand is the relief!" Вы не можете понять только одного: какое это облегчение.
Vera said wonderingly: "The relief?" — Облегчение? — удивилась Вера.
He said: "Yes. Of course, you're very young... you haven't got to that yet. — Вот именно, — сказал генерал, — вы еще очень молоды… вам этого не понять.
But it does come! The blessed relief when you know that you've done with it all - that you haven't got to carry the burden any longer. Но потом вы осознаете, какое это облегчение, когда все уже позади, когда нет нужды нести дальше груз своей вины.
You'll feel that too some day..." Когда-нибудь и вы это почувствуете…
Vera said hoarsely: "I don't understand you." Her fingers worked spasmodically. — Я вас не понимаю, — севшим голосом сказала Вера, ломая пальцы.
She felt suddenly afraid of this quiet old soldier. Тихий старик вдруг стал внушать ей страх.
He said musingly: "You see, I loved Leslie. — Понимаете, я любил Лесли, — сказал генерал задумчиво.
I loved her very much..." — Очень любил…
Vera said questioningly: "Was Leslie your wife?" — Лесли — это ваша жена? — спросила Вера.
"Yes, my wife... I loved her - and I was very proud of her. — Да… Я любил ее и очень ею гордился.
She was so pretty - and so gay." He was silent for a minute or two, then he said: "Yes, I loved Leslie. Она была такая красивая, такая веселая! — минуту-две он помолчал, потом сказал: — Да, я любил Лесли.
That's why I did it." Вот почему я это сделал.
Vera said: "You mean -" and paused. — Вы хотите сказать… — начала было Вера и замялась.
General Macarthur nodded his head gently. Генерал кивнул.
"It's not much good denying it now - not when we're all going to die. — Что толку отпираться, раз мы все скоро умрем?
I sent Richmond to his death. Я послал Ричмонда на смерть.
I suppose, in a way, it was murder. Пожалуй, это было убийство.
Curious. Murder - and I've always been such a law-abiding man! И вот ведь что удивительно — я всегда чтил закон.
But it didn't seem like that at the time. Но тогда я смотрел на это иначе.
I had no regrets. У меня не было угрызений совести.
'Serves him damned well right!' - that's what I thought. «Поделом ему!» — так я тогда думал.
But afterwards -" Но потом…
In a hard voice, Vera said: "Well, afterwards?" — Что — потом? — зло спросила Вера.
He shook his head vaguely. He looked puzzled and a little distressed. Генерал с отсутствующим видом покачал головой.
"I don't know. — Не знаю, — сказал он.
I - don't know. It was all different, you see. — Ничего не знаю, только потом все переменилось.
I don't know if Leslie ever guessed... I don't think so. Я не знаю, догадалась Лесли или нет… Думаю, что нет.
But you see, I didn't know about her any more. Понимаете, с тех пор она от меня отдалилась.
She'd gone far away where I couldn't reach her. Стала совсем чужим человеком.
And then she died - and I was alone..." А потом она умерла — и я остался один…
Vera said: "Alone - alone -" and the echo of her voice came back to her from the rocks. — Один… один, — повторила Вера, эхо подхватило ее слова.
General Macarthur said: "You'll be glad, too, when the end comes." — Вы тоже обрадуетесь, когда придет конец, — закончил Макартур.
Vera got up. Вера рывком поднялась на ноги.
She said sharply: "I don't know what you mean!" — Я не понимаю, о чем вы говорите, — рассердилась она.
He said: "I know, my child, I know..." — А я понимаю, дитя мое, я понимаю…
"You don't. — Нет, не понимаете.
You don't understand at all..." Вы ничего не понимаете.
General Macarthur looked out to sea again. Генерал уставился на горизонт.
He seemed unconscious of her presence behind him. Он словно перестал ее замечать.
He said very gently and softly: "Leslie...?" — Лесли… — позвал он тихо и ласково.
V When Blore returned from the house with a rope coiled over his arm, he found Armstrong where he had left him staring down into the depths. Когда запыхавшийся Блор вернулся с мотком каната, Армстронг стоял на том же месте и вглядывался в морскую глубь.
Blore said breathlessly: "Where's Mr. Lombard?" — Где мистер Ломбард? — спросил Блор.
Armstrong said carelessly: "Gone to test some theory or other. — Пошел проверить какую-то свою догадку, — сказал Армстронг.
He'll be back in a minute. — Сейчас он вернется.
Look here, Blore, I'm worried." Слушайте, Блор, я беспокоюсь.
"I should say we were all worried." — Все мы беспокоимся.
The doctor waved an impatient hand. Доктор нетерпеливо махнул рукой:
"Of course - of course. — Знаю, знаю.
I don't mean it that way. Не об этом речь.
I'm thinking of old Macarthur." Я говорю о старике Макартуре.
"What about him, sir?" — Ну и что, сэр?
Dr. Armstrong said grimly: "What we're looking for is a madman. — Мы ищем сумасшедшего, — мрачно сказал Армстронг.
What price Macarthur?" — Так вот, что вы скажете о генерале?
Blore said incredulously: "You mean he's homicidal?" — Думаете, он маньяк? — вытаращил глаза Блор.
Armstrong said doubtfully: "I shouldn't have said so. Not for a minute. But of course I'm not a specialist in mental diseases. — Я бы этого не сказал. Вовсе нет, — ответил Армстронг неуверенно, — хотя я, конечно, не психиатр.
I haven't really had any conversation with him - I haven't studied him from that point of view." Кроме того, я с ним не разговаривал и не имел возможности присмотреться к нему.
Blore said doubtfully: "Ga ga, yes! — Он, конечно, в маразме, — недоверчиво сказал Блор.
But I wouldn't have said -" — Но я бы никогда не подумал…
Armstrong cut in with a slight effort as of a man who pulls himself together. "You're probably right! Damn it all, there must be some one hiding on the island! — Пожалуй, вы правы, — прервал его Армстронг, — убийца скорее всего прячется на острове.
Ah! here comes Lombard." А вот и Ломбард.
They fastened the rope carefully. Они тщательно привязали канат.
Lombard said: "I'll help myself all I can. — Думаю, что помощь не понадобится, — сказал Ломбард.
Keep a lookout for a sudden strain on the rope," — Но на всякий случай будьте начеку. Если я резко дерну, тащите.
After a minute or two, while they stood together watching Lombard's progress, Blore said: "Climbs like a cat, doesn't he?" There was something odd in his voice. Минуту-другую они следили за Ломбардом. — Карабкается, как кошка, — неприязненно сказал Блор.
Dr. Armstrong said: "I should think he must have done some mountaineering in his time." — Наверное, немало полазил по горам в свое время, — отозвался Армстронг.
"Maybe." — Возможно.
There was a silence and the ex-Inspector said: На какое-то время воцарилось молчание, потом отставной инспектор сказал:
"Funny sort of cove altogether. — Любопытный тип.
D'you know what I think?" А знаете, что я думаю?
"What?" — Что?
"He's a wrong 'un!" — Не внушает он мне доверия.
Armstrong said doubtfully: "In what way?" — Это почему же?
Blore grunted. Блор хмыкнул.
Then he said: "I don't know - exactly. — Затрудняюсь сказать.
But I wouldn't trust him a yard." Только я бы ему палец в рот не положил.
Dr. Armstrong said; "I suppose he's led an adventurous life." — У него, должно быть, бурное прошлое, — сказал Армстронг.
Blore said: "I bet some of his adventures have had to be kept pretty dark." He paused and then went on: "Did you happen to bring a revolver along with you, doctor?" — Не столько бурное, сколько темное, — возразил Блор, с минуту подумал, потом продолжал: — Вот вы, например, доктор, вы случаем не прихватили с собой револьвер?
Armstrong stared. Армстронг вытаращил глаза:
"Me? — Я?
Good Lord, no. Господи Боже, ну, конечно, нет.
Why should I?" С какой стати?
Blore said: "Why did Mr. Lombard?" — А с какой такой стати мистер Ломбард прихватил его?
Armstrong said doubtfully: "I suppose - habit." — В силу привычки, наверное, — неуверенно предположил Армстронг.
Blore snorted. Блор только презрительно хмыкнул.
A sudden pull came on the rope. Тут канат дернули.
For some moments they had their hands full. Несколько минут они изо всех сил вытягивали Ломбарда.
Presently, when the strain relaxed, Blore said: Когда тянуть стало легче, Блор сказал:
"There are habits and habits! — Привычка привычке рознь!
Mr. Lombard takes a revolver to out-of-the-way places, right enough, and a primus and a sleeping bag and a supply of bug powder, no doubt! Конечно, когда мистер Ломбард отправляется в дикие страны, он берет с собой и револьвер, и примус, и спальный мешок, и запас дуста!
But habit wouldn't make him bring the whole outfit down here! Но никакая сила привычки не заставила бы его привезти это снаряжение сюда.
It's only in books people carry revolvers around as a matter of course," Только в приключенческих романах люди никогда не расстаются с револьверами.
Dr. Armstrong shook his head perplexedly. Армстронг озадаченно покачал головой.
They leaned over and watched Lombard's progress. Наклонившись над краем скалы, они следили за Ломбардом.
His search was thorough and they could see at once that it was futile. Искал он тщательно, но и невооруженным глазом было видно, что эти поиски ни к чему не приведут.
Presently he came up over the edge of the cliff. He wiped the perspiration from his forehead. Вскоре он перевалился через край скалы, утер пот со лба и сказал:
"Well," he said. "We're up against it. — Ну что ж, теперь все ясно.
It's the house or nowhere." Искать надо в доме — больше негде.
VI The house was easily searched. Обыскать дом не составляло труда.
They went through the few outbuildings first and then turned their attention to the building itself. Для начала прочесали пристройки, потом перешли в само здание.
Mrs. Rogers' yard measure discovered in the kitchen dresser assisted them. В кухонном шкафу нашли сантиметр миссис Роджерс и перемерили все простенки.
But there were no hidden spaces left unaccounted for. Тайников обнаружить не удалось.
Everything was plain and straightforward, a modern structure devoid of concealments. Да и где их поместишь в современном здании с его прямыми четкими линиями.
They went through the ground floor first. Сперва прочесали первый этаж.
As they mounted to the bedroom floor, they saw through the landing window Rogers carrying out a tray of cocktails to the terrace. Поднимаясь наверх, они увидели через окно Роджерса — он выносил поднос с коктейлями на лестничную площадку.
Philip Lombard said lightly: "Wonderful animal, the good servant. Carries on with an impassive countenance." — Поразительное существо — хороший слуга. Что бы ни случилось, он сохраняет поистине олимпийское спокойствие, — заметил Ломбард.
Armstrong said appreciatively: "Rogers is a first-class butler, I'll say that for him!" — Роджерс — первоклассный дворецкий, — согласился Армстронг, — этого у него не отнимешь.
Blore said: "His wife was a pretty good cook, too. — Да и его жена, — вставил Блор, — была отличной кухаркой.
That dinner - last night -" Судя по вчерашнему обеду…
They turned in to the first bedroom. Они вошли в первую спальню.
Five minutes later they faced each other on the landing. Спустя пять минут троица уже стояла на лестничной площадке и смотрела друг на друга.
No one hiding - no possible hiding-place. В спальнях никого не обнаружили — там просто негде было спрятаться.
Blore said: "There's a little stair here." — А куда ведет эта лестничка? — спросил Блор.
Dr. Armstrong said: "It leads up to the servants' room." — В комнату прислуги, — ответил Армстронг.
Blore said: "There must be a place under the roof - for cisterns, water tank, etc. — Но должно же быть какое-то помещение под крышей, — предположил Блор. — Ну хотя бы для баков с водой, цистерн и всякой такой штуки.
It's the best chance - and the only one!" Это наша последняя и единственная надежда.
And it was then, as they stood there, that they heard the sound from above. A soft furtive footfall overhead. Вдруг сверху донесся звук шагов — тихих, крадущихся.
They all heard it. Его услышали все.
Armstrong grasped Blore's arm. Армстронг схватил Блора за руку.
Lombard held up an admonitory finger. Ломбард предостерегающе поднял палец:
"Quiet - listen." — Тсс! Слушайте!
It came again - some one moving softly, furtively, overhead. И тут они снова услышали: наверху кто-то крался, стараясь ступать как можно тише.
Armstrong whispered: "He's actually in the bedroom itself. The room where Mrs. Rogers' body is." — Он в спальне, — прошептал Армстронг, — в той, где лежит тело миссис Роджерс.
Blore whispered back: "Of course! Best hiding-place he could have chosen! — И как мы не догадались! — так же шепотом ответил ему Блор.
Nobody likely to go there. — Ведь чтобы спрятаться, лучше места не сыскать.
Now then - quiet as you can." А теперь ступайте потише.
They crept stealthily upstairs. On the little landing outside the door of the bedroom they paused again. Они поднялись вверх по лестнице, на маленькой площадке перед дверью остановились и прислушались.
Yes, some one was in the room. В комнате, несомненно, кто-то был.
There was a faint creak from within. Оттуда доносился слабый скрип половиц.
Blore whispered: "Now." — Вперед! — прошептал Блор.
He flung open the door and rushed in, the other two close behind him. Then all three stopped dead. Распахнул дверь и влетел в комнату, Ломбард и Армстронг ворвались следом за ним, и все трое остановились, как вкопанные.
Rogers was in the room, his hands full of garments. Перед ними стоял Роджерс с охапкой одежды в руках.
VII Blore recovered himself first. Первым нашелся Блор:
He said: "Sorry - er - Rogers. — Простите, Роджерс.
Heard some one moving about in here, and thought - well -" He stopped. Мы услышали шаги и подумали, ну, словом, вы понимаете, — он замялся.
Rogers said: "I'm sorry, gentlemen. — Прошу прощения, джентльмены, — сказал Роджерс.
I was just moving my things. — Я хотел перенести вещи.
I take it there will be no objection if I take one of the vacant guest chambers on the floor below? Думаю, никто не будет против, если я займу одну из пустующих комнат для гостей этажом ниже.
The smallest room." Самую маленькую.
It was to Armstrong that he spoke, and Armstrong replied: — Он обращался к Армстронгу.
"Of course. Of course. Get on with it." He avoided looking at the sheeted figure lying on the bed. — Разумеется, занимайте, — ответил тот, отводя глаза от прикрытого простыней тела.
Rogers said: "Thank you, sir." He went out of the room with his arm full of belongings and went down the stairs to the floor below. — Спасибо, сэр, — сказал Роджерс и, прижимая к груди охапку вещей, спустился по лестнице вниз.
Armstrong moved over to the bed and, lifting the sheet, looked down on the peaceful face of the dead woman. Армстронг подошел к постели, приподнял простыню и посмотрел на умиротворенное лицо покойницы.
There was no fear there now. Страх оставил ее.
Just emptiness. Его сменило равнодушие.
Armstrong said: "Wish I'd got my stuff here. — Жаль, у меня нет с собой аптечки, — сказал он.
I'd like to know what drug it was." — Хотелось бы узнать, чем она отравилась.
Then he turned to the other two. "Let's get finished. И давайте кончим розыски, — сказал он.
I feel it in my bones we're not going to find anything." — Инстинкт подсказывает мне, что нам ничего не найти.
Blore was wrestling with the bolts of a low manhole. Блор сражался с задвижкой двери, ведущей на чердак.
He said: "That chap moves damned quietly. — Этот тип ходит совершенно бесшумно, — сказал он.
A minute or two ago we saw him in the garden. — Минуту или две назад мы видели его на площадке.
None of us heard him come upstairs." А ведь никто из нас не слышал, как он поднимался.
Lombard said: "I suppose that's why we assumed it must be a stranger moving about up here." — Потому-то мы и решили, что здесь ходит кто-то чужой, — заметил Ломбард.
Blore disappeared into a cavernous darkness. Блор скрылся в темном провале чердака.
Lombard pulled a torch from his pocket and followed. Ломбард вынул из кармана фонарь и полез за ним.
Five minutes later three men stood on an upper landing and looked at each other. Пять минут спустя трое мужчин стояли на площадке и мрачно смотрели друг на друга.
They were dirty and festooned with cobwebs and their faces were grim. Они перепачкались с ног до головы, паутина свисала с них клочьями.
There was no one on the island but their eight selves. На острове не было никого, кроме них, восьмерых.