And Then There Were None — Десять негритят

Стандартный

«Десять негритят» — детективный роман Агаты Кристи, написанный в 1939 году.

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка, напоминающая «Десять зелёных бутылок»:















Десять Негритят - Глава 6
Agatha Christie Агата Кристи
And Then There Were None Десять негритят
Chapter 6 Глава шестая
Dr. Armstrong was dreaming... It was very hot in the operating room... Surely they'd got the temperature too high? Доктор Армстронг видел сон… В операционной дикая жара… Зачем здесь так натопили?
The sweat was rolling down his face. С него ручьями льет пот.
His hands were clammy. Difficult to hold the scalpel firmly... How beautifully sharp it was... Easy to do a murder with a knife like that. Руки взмокли, трудно держать скальпель… Как остро наточен скальпель… Таким легко убить.
And of course he was doing a murder... Он только что кого-то убил.
The woman's body looked different. Тело жертвы кажется ему незнакомым.
It had been a large unwieldy body. This was a spare meagre body. Та была толстая, нескладная женщина, а эта чахлая, изможденная.
And the face was hidden. Лица ее не видно.
Who was it that he had to kill? Кого же он должен убить?
He couldn't remember. Он не помнит.
But he must know! А ведь он должен знать!
Should he ask Sister? Что если спросить у сестры?
Sister was watching him. Сестра следит за ним.
No, he couldn't ask her. Нет, нельзя ее спрашивать.
She was suspicious, he could see that. Она и так его подозревает.
But who was it on the operating table? Да что же это за женщина лежит перед ним на операционном столе?
They shouldn't have covered up the face like that... Почему у нее закрыто лицо?
If he could only see the face... Если б только он мог взглянуть на нее!..
Ah! that was better. A young probationer was pulling off the handkerchief. Наконец-то молодой практикант поднял платок и открыл ее лицо.
Emily Brent, of course. Ну, конечно, это Эмили Брент.
It was Emily Brent that he had to kill. Он должен убить Эмили Брент.
How malicious her eyes were! Глаза ее сверкают злорадством.
Her lips were moving. Она шевелит губами.
What was she saying? Что она говорит?
"In the midst of life we are in death..." «Все мы под Богом ходим».
She was laughing now. А теперь она смеется.
No, nurse, don't put the handkerchief back. — Нет, нет, мисс… — говорит он сестре, — не опускайте платок.
I've got to see. I've got to give the anaesthetic. Я должен видеть ее лицо, когда буду давать ей наркоз.
Where's the ether? Где эфир?
I must have brought the ether with me. Я должен был принести его с собой.
What have you done with the ether, Sister? Куда вы его дели, мисс?
Chвteau Neuf du Pape? Шато Неф-тю-Пап?
Yes, that will do quite as well. Тоже годится.
Take the handkerchief away, nurse. Уберите платок, сестра!
Of course! I knew it all the time! Ой, так я и знал!
It's Anthony Marston! Это Антони Марстон!
His face is purple and convulsed. Его налитое кровью лицо искажено.
But he's not dead - he's laughing. Но он не умер, он скалит зубы.
I tell you he's laughing! He's shaking the operating table. Ей-Богу, он хохочет, да так, что трясется операционный стол.
Look out, man, look out. Осторожно, приятель, осторожно.
Nurse, steady it - steady - it - Держите, держите стол, сестра!
With a start Dr. Armstrong woke up. Тут доктор Армстронг проснулся.
It was morning. Sunlight was pouring into the room. Было уже утро — солнечный свет заливал комнату.
And some one was leaning over him - shaking him. Кто-то, склонившись над ним, тряс его за плечо.
It was Rogers. Роджерс.
Rogers, with a white face, saying: Роджерс с посеревшим от испуга лицом повторял:
"Doctor - doctor!" — Доктор, доктор!
Dr. Armstrong woke up completely. He sat up in bed. Армстронг окончательно проснулся, сел.
He said sharply: "What is it?" — В чем дело? — сердито спросил он.
"It's the wife, doctor. — Беда с моей женой, доктор.
I can't get her to wake. My God! I can't get her to wake. Бужу ее, бужу и не могу добудиться.
And - and she don't look right to me." Да и вид у нее нехороший.
Dr. Armstrong was quick and efficient. He wrapped himself in his dressing-gown and followed Rogers. Армстронг действовал быстро: вскочил с постели, накинул халат и пошел за Роджерсом.
He bent over the bed where the woman was lying peacefully on her side. Женщина лежала на боку, мирно положив руку под голову.
He lifted the cold hand, raised the eyelid. It was some few minutes before he straightened himself and turned from the bed. Наклонившись над ней, он взял ее холодную руку, поднял веко.
Rogers whispered: "Is - she - is she -?" He passed a tongue over dry lips. — Неужто, неужто она… — пробормотал Роджерс и провел языком по пересохшим губам.
Armstrong nodded. Армстронг кивнул головой:
"Yes, she's gone." — Увы, все кончено…
His eyes rested thoughtfully on the man before him. Then they went to the table by the bed, to the washstand, then back to the sleeping woman. Врач в раздумье окинул взглядом дворецкого, перевел взгляд на столик у изголовья постели, на умывальник, снова посмотрел на неподвижную женщину.
Rogers said: "Was it - was it - 'er 'eart, doctor?" — Сердце отказало, доктор? — заикаясь спросил Роджерс.
Dr. Armstrong was a minute or two before replying. Then he said: Доктор Армстронг минуту помолчал, потом спросил:
"What was her health like normally?" — Роджерс, ваша жена ничем не болела?
Rogers said: "She was a bit rheumaticky." — Ревматизм ее донимал, доктор.
"Any doctor been attending her recently?" — У кого она в последнее время лечилась?
"Doctor?" Rogers stared. — Лечилась? — вытаращил глаза Роджерс.
"Not been to a doctor for years - neither of us." — Да я и не упомню, когда мы были у доктора.
"You'd no reason to believe she suffered from heart trouble?" — Вы не знаете, у вашей жены болело сердце?
"No, doctor. — Не знаю, доктор.
I never knew of anything." Она на сердце не жаловалась.
Armstrong said: "Did she sleep well?" — Она обычно хорошо спала? — спросил Армстронг.
Now Rogers' eyes evaded his. The man's hands came together and turned and twisted uneasily. Дворецкий отвел глаза, крутил, ломал, выворачивал пальцы.
He muttered. "She didn't sleep extra well - no." — Да нет, спала она не так уж хорошо, — пробормотал он.
The doctor said sharply: Сухое красное вино.
"Did she take things to make her sleep?" — Она принимала что-нибудь от бессонницы?
Rogers stared at him, surprised. "Take things? To make her sleep? — От бессонницы? — спросил удивленно Роджерс.
Not that I knew of. — Не знаю.
I'm sure she didn't." Нет, наверняка не принимала — иначе я знал бы.
Armstrong went over to the washstand. Армстронг подошел к туалетному столику.
There were a certain number of bottles on it. Hair lotion, lavender water, cascara, glycerine of cucumber for the hands, a mouthwash, toothpaste and some Elliman's. На нем стояло несколько бутылочек: лосьон для волос, лавандовая вода, слабительное, глицерин, зубная паста, эликсир…
Rogers helped by pulling out the drawers of the dressing-table. From there they moved on to the chest of drawers. Роджерс усердно ему помогал — выдвигал ящики стола, отпирал шкафы.
But there was no sign of sleeping draughts or tablets. Но им не удалось обнаружить никаких следов наркотиков — ни жидких, ни в порошках.
Rogers said: "She didn't have nothing last night, sir, except what you gave her..." — Вчера вечером она принимала только то, что вы ей дали, доктор, — сказал Роджерс.
II When the gong sounded for breakfast at nine o'clock it found every one up and awaiting the summons. К девяти часам, когда удар гонга оповестил о завтраке, гости уже давно поднялись и ждали, что же будет дальше.
General Macarthur and the judge had been pacing the terrace outside, exchanging desultory comments on the political situation. Генерал Макартур и судья прохаживались по площадке, перекидывались соображениями о мировой политике.
Vera Claythorne and Philip Lombard had been up to the summit of the island behind the house. Вера Клейторн и Филипп Ломбард взобрались на вершину скалы за домом.
There they had discovered William Henry Blore, standing staring at the mainland. Там они застали Уильяма Генри Блора — он тоскливо глядел на берег.
He said: "No sign of that motor boat yet. I've been watching for it." — Я уже давно здесь, — сказал он, — но моторки пока не видно.
Vera said, smiling: "Devon's a sleepy county. Things are usually late." — Девон — край лежебок. Здесь не любят рано вставать, — сказала Вера с усмешкой.
Philip Lombard was looking the other way, out to sea. Филипп Ломбард, отвернувшись от них, смотрел в открытое море.
He said abruptly: "What d'you think of the weather?" — Как вам погодка? — спросил он.
Glancing up at the sky, Blore remarked: Блор поглядел на небо.
"Looks all right to me." — Да вроде ничего.
Lombard pursed up his mouth into a whistle. Ломбард присвистнул.
He said: "It will come on to blow before the day's out." — К вашему сведению, к вечеру поднимется ветер.
Blore said: "Squally - eh?" — Неужто шторм? — спросил Блор.
From below them came the boom of a gong. Снизу донесся гулкий удар гонга.
Philip Lombard said: "Breakfast? — Зовут завтракать, — сказал Ломбард.
Well, I could do with some." — Весьма кстати, я уже проголодался.
As they went down the steep slope Blore said to Lombard in a ruminating voice: Спускаясь по крутому склону, Блор делился с Ломбардом:
"You know, it beats me - why that young fellow wanted to do himself in! — Знаете, Ломбард, никак не могу взять в толк, с какой стати Марстону вздумалось покончить с собой.
I've been worrying about it all night." Всю ночь ломал над этим голову.
Vera was a little ahead. Вера шла впереди.
Lombard hung back slightly. Ломбард замыкал шествие.
He said: "Got any alternative theory?" — А у вас есть другая гипотеза? — ответил Ломбард вопросом на вопрос.
"I'd want some proof. — Мне хотелось бы получить доказательства.
Motive, to begin with. Для начала хотя бы узнать, что его подвигло на самоубийство.
Well-off I should say he was." Судя по всему в деньгах этот парень не нуждался.
Emily Brent came out of the drawing-room window to meet them. Из гостиной навстречу им кинулась Эмили Брент.
She said sharply: "Is the boat coming?" — Лодка уже вышла? — спросила она.
"Not yet," said Vera. — Еще нет, — ответила Вера.
They went in to breakfast. Они вошли в столовую.
There was a vast dish of eggs and bacon on the sideboard and tea and coffee. На буфете аппетитно дымилось огромное блюдо яичницы с беконом, стояли чайник и кофейник.
Rogers held the door open for them to pass in, then shut it from the outside. Роджерс придержал перед ними дверь, пропустил их и закрыл ее за собой.
Emily Brent said: "That man looks ill this morning." — У него сегодня совершенно больной вид, — сказала Эмили Брент.
Dr. Armstrong, who was standing by the window, cleared his throat. Доктор Армстронг — он стоял спиной к окну — откашлялся.
He said: "You must excuse any - er - shortcomings this morning. — Сегодня нам надо относиться снисходительно ко всем недочетам, — сказал он.
Rogers has had to do the best he can for breakfast single-handed. — Роджерсу пришлось готовить завтрак одному.
Mrs. Rogers has - er - not been able to carry on this morning." Миссис Роджерс… э-э… была не в состоянии ему помочь.
Emily Brent said sharply: "What's the matter with the woman?" — Что с ней? — недовольно спросила Эмили Брент.
Dr. Armstrong said easily: "Let us start our breakfast. — Приступим к завтраку, — пропустил мимо ушей ее вопрос Армстронг.
The eggs will be cold. — Яичница остынет.
Afterwards, there are several matters I want to discuss with you all." А после завтрака я хотел бы кое-что с вами обсудить.
They took the hint. Все последовали его совету.
Plates were filled, coffee and tea was poured. The meal began. Наполнили тарелки, налили себе кто чай, кто кофе и приступили к завтраку.
Discussion of the island was, by mutual consent, tabooed. По общему согласию никто не касался дел на острове.
They spoke instead in a desultory fashion of current events. The news from abroad, events in the world of sport, the latest reappearance of the Loch Ness monster. Беседовали о том о сем: о новостях, международных событиях, спорте, обсуждали последнее появление Лохнесского чудовища.
Then, when plates were cleared, Dr. Armstrong moved back his chair a little, cleared his throat importantly and spoke. He said: Когда тарелки опустели, доктор Армстронг откинулся в кресле, многозначительно откашлялся и сказал:
"I thought it better to wait until you had had your breakfast before telling you of a sad piece of news. Mrs. Rogers died in her sleep." — Я решил, что лучше сообщить вам печальные новости после завтрака: миссис Роджерс умерла во сне.
There were startled and shocked ejaculations. Раздались крики удивления, ужаса.
Vera exclaimed: "How awful! — Боже мой! — сказала Вера.
Two deaths on this island since we arrived!" — Вторая смерть на острове!
Mr. Justice Wargrave, his eyes narrowed, said in his small precise clear voice: "H'm - very remarkable - what was the cause of death?" — Гм-гм, весьма знаменательно, — сказал судья, как всегда чеканя слова. — А от чего последовала смерть?
Armstrong shrugged his shoulders. Армстронг пожал плечами.
"Impossible to say offhand." — Трудно сказать.
"There must be an autopsy?" — Для этого нужно вскрытие?
"I certainly couldn't give a certificate. — Конечно, выдать свидетельство о ее смерти без вскрытия я бы не мог.
I have no knowledge whatsoever of the woman's state of health." Я не лечил эту женщину и ничего не знаю о состоянии ее здоровья.
Vera said: "She was a very nervous-looking creature. — Вид у нее был очень перепуганный, — сказала Вера.
And she had a shock last night. — И потом, прошлым вечером она пережила потрясение.
It might have been heart failure, I suppose?" Наверное, у нее отказало сердце?
Dr. Armstrong said drily: "Her heart certainly failed to beat - but what caused it to fail is the question." — Отказать-то оно отказало, — отрезал Армстронг, — но нам важно узнать, что было тому причиной.
One word fell from Emily Brent. It fell hard and clear into the listening group. "Conscience!" she said. — Совесть, — сказала Эмили Брент, и все оцепенели от ужаса.
Armstrong turned to her. "What exactly do you mean by that, Miss Brent?" — Что вы хотите сказать, мисс Брент? — обратился к ней Армстронг.
Emily Brent, her lips tight and hard, said: "You all heard. She was accused, together with her husband, of having deliberately murdered her former employer - an old lady." Старая дева поджала губы. — Вы все слышали, — сказала старая дева, — ее обвинили в том, что она вместе с мужем убила свою хозяйку — пожилую женщину.
"And you think?" — И вы считаете…
Emily Brent said: "I think that that accusation was true. — Я считаю, что это правда, — сказала Эмили Брент.
You all saw her last night. — Вы видели, как она вела себя вчера вечером.
She broke down completely and fainted. Она до смерти перепугалась, потеряла сознание.
The shock of having her wickedness brought home to her was too much for her. Ее злодеяние раскрылось, и она этого не перенесла.
She literally died of fear." Она буквально умерла со страху.
Dr. Armstrong shook his head doubtfully. Армстронг недоверчиво покачал головой.
"It is a possible theory," he said. "One cannot adopt it without more exact knowledge of her state of health. — Вполне правдоподобная теория, — сказал он, — но принять ее на веру, не зная ничего о состоянии здоровья умершей, я не могу.
If there was cardiac weakness -" Если у нее было слабое сердце…
Emily Brent said quietly. "Call it, if you prefer, an Act of God." — Скорее это была кара Господня, — невозмутимо прервала его Эмили Брент.
Every one looked shocked. Ее слова произвели тяжелое впечатление.
Mr. Blore said uneasily: "That's carrying things a bit far, Miss Brent." — Это уж слишком, мисс Брент, — укорил ее Блор.
She looked at them with shining eyes. Her chin went up. Старая дева вскинула голову, глаза у нее горели.
She said: "You regard it as impossible that a sinner should be struck down by the wrath of God! I do not!" — Вы не верите, что Господь может покарать грешника, а я верю.
The judge stroked his chin. Судья погладил подбородок.
He murmured in a slightly ironic voice: "My dear lady, in my experience of ill-doing, Providence leaves the work of conviction and chastisement to us mortals - and the process is often fraught with difficulties. — Моя дорогая мисс Брент, — сказал он, и в голосе его сквозила насмешка, — исходя из своего опыта, могу сказать, что Провидение предоставляет карать злодеев нам, смертным, и работу эту часто осложняют тысячи препятствий.
There are no short cuts." Но другого пути нет.
Emily Brent shrugged her shoulders. Эмили Брент пожала плечами.
Blore said sharply: "What did she have to eat and drink last night after she went up to bed?" — А что она ела и пила вчера вечером, когда ее уложили в постель? — спросил Блор.
Armstrong said: "Nothing." — Ничего, — ответил Армстронг.
"She didn't take anything? — Так-таки ничего?
A cup of tea? Ни чашки чаю?
A drink of water? Ни стакана воды?
I'll bet you she had a cup of tea. Пари держу, что она все же выпила чашку чая.
That sort always does." Люди ее круга не могут обойтись без чая.
"Rogers assures me she had nothing whatsoever." — Роджерс уверяет, что она ничего не ела и не пила.
"Ah," said Blore. "But he might say so!" His tone was so significant that the doctor looked at him sharply. — Он может говорить, что угодно, — сказал Блор, и сказал это так многозначительно, что доктор покосился на него.
Philip Lombard said: "So that's your idea?" — Значит, вы его подозреваете? — спросил Ломбард.
Blore said aggressively: "Well, why not? — И не без оснований, — огрызнулся Блор.
We all heard that accusation last night. — Все слышали этот обвинительный акт вчера вечером.
May be sheer moonshine - just plain lunacy! Может оказаться, что это бред сивой кобылы — выдумки какого-нибудь психа!
On the other hand, it may not. Allow for the moment that it's true. А с другой стороны, что если это правда?
Rogers and his missus polished off that old lady. Предположим, что Роджерс и его хозяйка укокошили старушку.
Well, where does that get you? Что же тогда получается?
They've been feeling quite safe and happy about it -" Они чувствовали себя в полной безопасности, радовались, что удачно обтяпали дельце — и тут на тебе…
Vera interrupted. Вера прервала его.
In a low voice she said: "No, I don't think Mrs. Rogers ever felt safe." — Мне кажется, миссис Роджерс никогда не чувствовала себя в безопасности, — тихо сказала она.
Blore looked slightly annoyed at the interruption. Блор с укором посмотрел на Веру:
"Just like a woman," his glance said. «Вы, женщины, никому не даете слова сказать», — говорил его взгляд.
He resumed: "That's as may be. — Пусть так, — продолжал он.
Anyway there's no active danger to them as far as they know. — Но Роджерсы, во всяком случае, знали, что им ничего не угрожает.
Then, last night, some unknown lunatic spills the beans. А тут вчера вечером этот анонимный псих выдает их тайну.
What happens? Что происходит?
The woman cracks - she goes to pieces. У миссис Роджерс сдают нервы.
Notice how her husband hung over her as she was coming round. Помните, как муж хлопотал вокруг нее, пока она приходила в себя.
Not all husbandly solicitude! И вовсе не потому, что его так заботило здоровье жены.
Not on your life! Вот уж нет!
He was like a cat on hot bricks. Просто он чувствовал, что у него земля горит под ногами.
Scared out of his life as to what she might say. До смерти боялся, что она проговорится.
"And there's the position for you! Вот как обстояли дела!
They've done a murder and got away with it. Они безнаказанно совершили убийство.
But if the whole thing's going to be raked up, what's going to happen? Но если их прошлое начнут раскапывать, что с ними станется?
Ten to one, the woman will give the show away. Десять против одного, что женщина расколется.
She hasn't got the nerve to stand up and brazen it out. У нее не хватит выдержки все отрицать и врать до победного конца.
She's a living danger to her husband, that's what she is. Она будет вечной опасностью для мужа, вот в чем штука.
He's all right. С ним-то все в порядке.
He'll lie with a straight face till kingdom comes - but he can't be sure of her! Он будет врать хоть до Страшного Суда, но в ней он не уверен!
And if she goes to pieces, his neck's in danger! А если она расколется, значит и ему каюк.
So he slips something into a cup of tea and makes sure that her mouth is shut permanently." И он подсыпает сильную дозу снотворного ей в чай, чтобы она навсегда замолкла.
Armstrong said slowly: "There was no empty cup by her bedside - there was nothing there at all. I looked." — На ночном столике не было чашки, — веско сказал Армстронг. — И вообще там ничего не было — я проверил.
Blore snorted. "Of course there wouldn't be! — Еще бы, — фыркнул Блор.
First thing he'd do when she'd drunk it would be to take that cup and saucer away and wash it up carefully." — Едва она выпила это зелье, он первым делом унес чашку с блюдцем и вымыл их.
There was a pause. Воцарилось молчание.
Then General Macarthur said doubtfully: Нарушил его генерал Макартур.
"It may be so. But I should hardly think it possible that a man would do that - to his wife." — Возможно, так оно и было, но я не представляю, чтобы человек мог отравить свою жену.
Blore gave a short laugh. He said: "When a man's neck's in danger, he doesn't stop to think too much about sentiment." — Когда рискуешь головой, — хохотнул Блор, — не до чувств.
There was a pause. И снова все замолчали.
Before any one could speak, the door opened and Rogers came in. Но тут дверь отворилась и вошел Роджерс.
He said, looking from one to the other: "Is there anything more I can get you? — Чем могу быть полезен? — сказал он, обводя глазами присутствующих.
I'm sorry there was so little toast, but we've run right out of bread. — Не обессудьте, что я приготовил так мало тостов: у нас вышел хлеб.
The new bread hasn't come over from the mainland yet." Его должна была привезти лодка, а она не пришла.
Mr. Justice Wargrave stirred a little in his chair. He asked: "What time does the motor boat usually come over?" — Когда обычно приходит моторка? — заерзал в кресле судья Уоргрейв.
"Between seven and eight, sir. — От семи до восьми, сэр.
Sometimes it's a bit after eight. Иногда чуть позже восьми.
Don't know what Fred Narracott can be doing this morning. Не понимаю, куда запропастился Нарракотт.
If he's ill he'd send his brother." Если он заболел, он прислал бы брата.
Philip Lombard said: "What's the time now?" — Который теперь час? — спросил Филипп Ломбард.
"Ten minutes to ten, sir." — Без десяти десять, сэр.
Lombard's eyebrows rose. He nodded slowly to himself. Ломбард вскинул брови, покачал головой.
Rogers waited a minute or two. Роджерс постоял еще минуту-другую.
General Macarthur spoke suddenly and explosively. "Sorry to hear about your wife, Rogers. — Выражаю вам свое соболезнование, Роджерс, — неожиданно обратился к дворецкому генерал Макартур.
Doctor's just been telling us." — Доктор только что сообщил нам эту прискорбную весть.
Rogers inclined his head. Роджерс склонил голову.
"Yes, sir. Thank you, sir." He took up the empty bacon dish and went out. — Благодарю вас, сэр, — сказал он, взял пустое блюдо и вышел из комнаты.
Again there was silence. В гостиной снова воцарилось молчание.
III On the terrace outside Philip Lombard said: На площадке перед домом Филипп Ломбард говорил:
"About this motor boat -" — Так вот, что касается моторки…
Blore looked at him. Blore nodded his head. Блор поглядел на него и согласно кивнул.
He said: "I know what you're thinking, Mr. Lombard. I've asked myself the same question. — Знаю, о чем вы думаете, мистер Ломбард, — сказал он, — я задавал себе тот же вопрос.
Motor boat ought to have been here nigh on two hours ago. Моторка должна была прийти добрых два часа назад.
It hasn't come? Она не пришла.
Why?" Почему?
"Found the answer?" asked Lombard. — Нашли ответ? — спросил Ломбард.
"It's not an accident - that's what I say. — Это не простая случайность, вот что я вам скажу.
It's part and parcel of the whole business. Тут все сходится.
It's all bound up together." Одно к одному.
Philip Lombard said: "It won't come, you think?" — Вы думаете, что моторка не придет? — спросил Ломбард.
A voice spoke behind him - a testy impatient voice. "The motor boat's not coming," he said. — Конечно, не придет, — раздался за его спиной брюзгливый раздраженный голос.
Blore turned his square shoulder slightly and viewed the last speaker thoughtfully. Блор повернул могучий торс, задумчиво посмотрел на говорившего:
"You think not too, General?" — Вы тоже так думаете, генерал?
General Macarthur said sharply: "Of course it won't come. We're counting on the motor boat to take us off the island. That's the meaning of the whole business. — Ну, конечно, она не придет, — сердито сказал генерал, — мы рассчитываем, что моторка увезет нас с острова, Но мы отсюда никуда не уедем — так задумано.
We're not going to leave the island... None of us will ever leave... Il's the end, you see - the end of everything..." He hesitated, then he said in a low strange voice: "That's peace - real peace. Никто из нас отсюда не уедет… Наступит конец, вы понимаете, конец… — запнулся и добавил тихим, изменившимся голосом: — Здесь такой покой — настоящий покой.
To come to the end - not to have to go on... Yes, peace..." Вот он конец, конец всему… Покой…
He turned abruptly and walked away. Он резко повернулся и зашагал прочь.
Along the terrace, then down the slope towards the sea - obliquely - to the end of the island where loose rocks went out into the water. Обогнул площадку, спустился по крутому склону к морю и прошел в конец острова, туда, где со скал с грохотом срывались камни и падали в воду.
He walked a little unsteadily, like a man who was only half awake. Он шел, слегка покачиваясь, как лунатик.
Blore said: "There goes another one who's balmy! — Еще один спятил, — сказал Блор.
Looks as though it'll end with the whole lot going that way." — Похоже, мы все рано или поздно спятим.
Philip Lombard said: "I don't fancy you will, Blore." — Что-то не похоже, — сказал Ломбард, — чтобы вы спятили.
The ex-Inspector laughed. Отставной инспектор засмеялся.
"It would take a lot to send me off my head." He added drily: "And I don't think you'll be going that way either, Mr. Lombard." — Да, меня свести с ума будет не так легко, — и не слишком любезно добавил: — Но и вам это не угрожает, мистер Ломбард.
Philip Lombard said: "I feel quite sane at the minute, thank you." — Правда ваша, я не замечаю в себе никаких признаков сумасшествия, — ответил Ломбард.
IV Dr. Armstrong came out onto the terrace. He stood there hesitating. Доктор Армстронг вышел на площадку и остановился в раздумье.
To his left were Blore and Lombard. Слева были Блор и Ломбард.
To his right was Wargrave, slowly pacing up and down, his head bent down. Справа, низко опустив голову, ходил Уоргрейв.
Armstrong, after a moment of indecision, turned towards the latter. После недолгих колебаний Армстронг решил присоединиться к судье.
But at that moment Rogers came quickly out of the house. Но тут послышались торопливые шаги.
"Could I have a word with you, sir, please?" — Мне очень нужно поговорить с вами, сэр, — раздался у него за спиной голос Роджерса.
Armstrong turned. He was startled at what he saw. Rogers' face was working. Армстронг обернулся и остолбенел: глаза у дворецкого выскочили из орбит.
Its colour was greyish green. Лицо позеленело.
His hands shook. Руки тряслись.
It was such a contrast to his restraint of a few minutes ago that Armstrong was quite taken aback. Несколько минут назад он казался олицетворением сдержанности. Контраст был настолько велик, что Армстронг оторопел.
"Please, sir, if I could have a word with you. — Пожалуйста, сэр, мне очень нужно поговорить с вами с глазу на глаз.
Inside, sir." Наедине.
The doctor turned back and re-entered the house with the frenzied butler. Доктор прошел в дом, ополоумевший дворецкий следовал за ним по пятам.
He said: "What's the matter, man? — В чем дело, Роджерс? — спросил Армстронг.
Pull yourself together." — Возьмите себя в руки.
"In here, sir, come in here." — Сюда, сэр, пройдите сюда.
He opened the dining-room door. The doctor passed in. Rogers followed him and shut the door behind him. Он открыл дверь столовой, пропустил доктора вперед, вошел сам и притворил за собой дверь.
"Well," said Armstrong, "what is it?" — Ну, — сказал Армстронг, — в чем дело?
The muscles of Rogers' throat were working. Кадык у Роджерса ходил ходуном.
He was swallowing. He jerked out Казалось, он что-то глотает и никак не может проглотить.
"There's things going on, sir, that I don't understand." — Здесь творится что-то непонятное, сэр, — наконец решился он.
Armstrong said sharply: "Things? What things?" — Что вы имеете в виду? — спросил Армстронг.
"You'll think I'm crazy, sir. — Может, вы подумаете, сэр, что я сошел с ума.
You'll say it isn't anything. Скажете, что все это чепуха.
But it's got to be explained, sir. Только это никак не объяснишь.
It's got to be explained. Никак.
Because it doesn't make any sense." И что это значит?
"Well, man, tell me what it is? — Да скажите же, наконец, в чем дело.
Don't go on talking in riddles." Перестаньте говорить загадками.
Rogers swallowed again. Роджерс снова проглотил слюну.
He said: "It's those little figures, sir. — Это все фигурки, сэр.
In the middle of the table. Те самые, посреди стола.
The little china figures. Фарфоровые негритята.
Ten of them, there were. Их было десять.
I'll swear to that, ten of them." Готов побожиться, что их было десять.
Armstrong said: "Yes, ten. We counted them last night at dinner." — Ну, да, десять, — сказал Армстронг, — мы пересчитали их вчера за обедом.
Rogers came nearer. Роджерс подошел поближе.
"That's just it, sir. — В этом вся загвоздка, сэр.
Last night, when I was clearing up, there wasn't but nine, sir. Прошлой ночью, когда я убирал со стола, их было уже девять, сэр.
I noticed it and thought it queer. Я удивился.
But that's all I thought. Но только и всего.
And now, sir, this morning. I didn't notice when I laid the breakfast. I was upset and all that. "But now, sir, when I came to clear away. See for yourself if you don't believe me. Сегодня утром, сэр, когда я накрыл на стол, я на них и не посмотрел — мне было не до них… А тут пришел я убирать со стола и… Поглядите сами, если не верите.
"There's only eight, sir! Их стало восемь, сэр!
Only eight! Всего восемь.
It doesn't make sense, does it? Only eight..." Что это значит?