And Then There Were None — Десять негритят

«Десять негритят» — детективный роман Агаты Кристи, написанный в 1939 году.

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка, напоминающая «Десять зелёных бутылок»:















Десять Негритят - Глава 15
Agatha Christie Агата Кристи
And Then There Were None Десять негритят
Chapter 15 Глава пятнадцатая
Three people sat eating breakfast in the kitchen. Все трое собрались вокруг кухонного стола — завтракали.
Outside, the sun shone. Светило солнце.
It was a lovely day. Погода стояла великолепная.
The storm was a thing of the past. Ничто не напоминало о вчерашнем шторме.
And with the change in the weather, a change had come in the mood of the prisoners on the island. С переменой погоды переменилось и настроение узников.
They felt now like people just awakening from a nightmare. Они чувствовали себя так, словно пробудились от кошмара.
There was danger, yet, but it was danger in daylight. Конечно, опасность не миновала, но при свете дня она не казалась такой страшной.
That paralyzing atmosphere of fear that had wrapped them round like a blanket yesterday while the wind howled outside was gone. Ужас, лишивший их способности действовать, спеленавший их наподобие смирительной рубашки, вчера, когда за стенами дома выл ветер, прошел.
Lombard said: "We'll try heliographing today with a mirror from the highest point of the island. — А что, если взобраться на самую вершину горы, — предложил Ломбард, — и посигналить зеркалом?
Some bright lad wandering on the cliff will recognize SOS when he sees it, I hope. Может, по холмам разгуливает какой-нибудь смекалистый парень, который догадается, что это «SOS».
In the evening we could try a bonfire - only there isn't much wood - and anyway they might just think it was song and dance and merriment." А вечером можно будет разжечь костер… Правда, дров у нас мало, к тому же, в деревне еще решат, что мы водим хороводы.
Vera said: "Surely some one can read Morse. And then they'll come to take us off. Long before this evening." — Наверняка, кто-нибудь на берегу знает азбуку Морзе, и за нами еще до вечера пришлют лодку, — сказала Вера.
Lombard said: "The weather's cleared all right, but the sea hasn't gone down yet. — Небо прояснилось, — сказал Ломбард. — Но море довольно бурное.
Terrific swell on! They won't be able to get a boat near the island before tomorrow." Волны большие, так что до завтра ни одна лодка не сможет пристать к острову.
Vera cried: "Another night in this place!" — Еще ночь провести здесь! — ужаснулась Вера.
Lombard shrugged his shoulders. Ломбард пожал плечами.
"May as well face it! — Ничего не попишешь!
Twenty-four hours will do it, I think. Я надеюсь, через сутки мы отсюда выберемся.
If we can last out that, we'll be all right." Нам бы только продержаться еще сутки, и мы спасены.
Blore cleared his throat. Блор прочистил горло.
He said: "We'd better come to a clear understanding. — Пора внести ясность, — сказал он.
What's happened to Armstrong?" — Что случилось с Армстронгом?
Lombard said: "Well, we've got one piece of evidence. — У нас есть от чего оттолкнуться, — сказал Ломбард.
Only three little Indian boys left on the dinner-table. — В столовой осталось всего три негритенка.
It looks as though Armstrong had got his quietus." А раз так, значит, Армстронга укокошили.
Vera said: "Then why haven't you found his dead body?" — Тогда почему же вы не нашли его труп? — спросила Вера.
Blore said: "Exactly." — Вот именно, — поддержал Веру Блор.
Lombard shook his head. Ломбард покачал головой.
He said: "It's damned odd - no getting over it." — Да, это очень странно, — сказал он. — Тут что-то не так.
Blore said doubtfully: "It might have been thrown into the sea." — Его могли сбросить в море, — предположил Блор.
Lombard said sharply: "By whom? — Кто? — наскочил на Блора Ломбард.
You? — Вы?
Me? Я?
You saw him go out of the front door. Вы видели, как он вышел из дому.
You come along and find me in my room. Вернулись, позвали меня — я был у себя в комнате.
We go out and search together. Мы вместе обыскали и дом, и все вокруг.
When the devil had I time to kill him and carry his body round the island?" Когда, интересно знать, я мог бы его убить и вдобавок еще перенести труп на другой конец острова?
Blore said: "I don't know. But I do know one thing." — Этого я не знаю, — сказал Блор, — но одно я знаю твердо.
Lombard said: "What's that?" — Что именно? — переспросил Ломбард.
Blore said: "The revolver. It was your revolver. — А то, что у вас был револьвер.
It's in your possession now. И теперь он снова у вас.
There's nothing to show that it hasn't been in your possession all along." И вы мне не докажете, что его у вас украли.
"Come now, Blore, we were all searched." — Что вы городите, Блор: нас же всех обыскали.
"Yes, you'd hidden it away before that happened. — Ну и что: вы его припрятали до обыска.
Afterwards you just took it back again." А потом снова вынули из тайника.
"My good blockhead, I swear to you that it was put back in my drawer. — Экий вы болван, говорю же вам, что его подбросили мне в ящик.
Greatest surprise I ever had in my life when I found it there." Я прямо остолбенел, когда его увидел.
Blore said: "You ask us to believe a thing like that! — Да за кого вы меня принимаете? — сказал Блор.
Why the devil should Armstrong, or any one else for that matter, put it back?" — С какой стати Армстронг, да пусть и не Армстронг, а кто угодно, будет подбрасывать вам револьвер?
Lombard raised his shoulders hopelessly. Ломбард в растерянности пожал плечами.
"I haven't the least idea. — Не имею ни малейшего представления.
It's just crazy. Полный бред.
The last thing one would expect. Непонятно, кому это могло понадобиться.
There seems no point in it." Не вижу здесь логики.
Blore agreed. "No, there isn't. You might have thought of a better story." — Да, логики здесь нет. Вы и впрямь могли бы придумать что-нибудь половчее, — согласился Блор.
"Rather proof that I'm telling the truth, isn't it?" — Разве это не доказывает, что я не вру?
"I don't look at it that way." — У меня другая точка зрения.
Philip said: "You wouldn't." — Иного я от вас и не ожидал, — сказал Ломбард.
Blore said: "Look here, Mr. Lombard, if you're an honest man, as you pretend -" — Послушайте, Ломбард, если вы не хотите распроститься с репутацией честного человека, на которую претендуете…
Philip murmured: "When did I lay claims to being an honest man? — Вот уж на что никогда не претендовал, — буркнул себе под нос Ломбард.
No, indeed, I never said that." — С чего вы это взяли?
Blore went on stolidly: Блор невозмутимо продолжал:
"If you're speaking the truth - there's only one thing to be done. — И если вы рассказали нам правду, вам остается лишь одно.
As long as you have that revolver, Miss Claythorne and I are at your mercy. Пока револьвер у вас, мы с мисс Клейторн в вашей власти.
The only fair thing is to put that revolver with the other things that are locked up - and you and I will hold the two keys still." Если вы хотите поступить по совести — положите револьвер вместе с лекарствами и прочим в сейф, а ключи по-прежнему будут храниться у вас и у меня.
Philip Lombard lit a cigarette. As he puffed smoke, he said: "Don't be an ass." Филипп Ломбард зажег сигарету, выпустил кольцо дыма. — Вы что, рехнулись? — спросил он.
"You won't agree to that?" — Значит, вы отвергаете мое предложение?
"No, I won't. — Самым решительным образом.
That revolver's mine. I need it to defend myself - and I'm going to keep it." Револьвер мой, и я никому его не отдам.
Blore said: "In that case we're bound to come to one conclusion." — Раз так, — сказал Блор, — нам ничего не остается, как считать, что вы и есть…
"That I'm U.N. — А.Н.
Owen? Оним, верно?
Think what you damned well please. Считайте меня кем хотите.
But I'll ask you, if that's so, why I didn't pot you with the revolver last night? Но если это так, почему я вас не прикончил сегодня ночью?
I could have, about twenty times over." Мне представлялась бездна возможностей.
Blore shook his head. He said: "I don't know - and that's a fact. — Ваша правда, это и впрямь непонятно, — покачал головой Блор.
You must have had some reason." — Наверное, у вас были свои причины.
Vera had taken no part in the discussion. До сих пор Вера не принимала участия в споре.
She stirred now and said: "I think you're both behaving like a pair of idiots." Но тут и она не выдержала. — Вы оба ведете себя как последние дураки, — сказала она.
Lombard looked at her. "What's this?" — Это почему же? — уставился на нее Ломбард.
Vera said: "You've forgotten the nursery rhyme. — Вы что, забыли про считалку?
Don't you see there's a clue there?" А ведь в ней есть ключ к разгадке.
She recited in a meaning voice: "Four little Indian boys going out to sea; A red herring swallowed one and then there were three." И она со значением продекламировала: Четыре негритенка пошли купаться в море, Один попался на приманку, их осталось трое.
She went on: "A red herring - that's the vital clue. — «Попался на приманку» — вот он, этот ключ, и притом очень существенный.
Armstrong's not dead... He took away the china Indian to make you think he was. Армстронг жив, — продолжала Вера, — он нарочно выбросил негритенка, чтобы мы поверили в его смерть.
You may say what you like - Armstrong's on the island still. Говорите что хотите, но я твердо убеждена: Армстронг здесь, на острове.
His disappearance is just a red herring across the track..." Его исчезновение — просто-напросто уловка, та самая приманка, на которую мы попались.
Lombard sat down again. Ломбард опустился на стул.
He said: "You know, you may be right." — Если вдуматься, вы, конечно, правы, — сказал он.
Blore said: "Yes, but if so, where is he? — Будь по-вашему, — сказал Блор. — И все-таки, где же Армстронг?
We've searched the place. Мы же прочесали весь остров.
Outside and inside." Вдоль и поперек.
Vera said scornfully: "We all searched for the revolver, didn't we, and couldn't find it? — Ну и что из того? — презрительно отмахнулась Вера. — Револьвер мы тоже в свое время искали и не нашли.
But it was somewhere all the time!" И тем не менее он был тут, на острове.
Lombard murmured: "There's a slight difference in size, my dear, between a man and a revolver." — Знаете, между человеком и револьвером есть кое-какая разница, — буркнул Ломбард. — Хотя бы в размерах.
Vera said: "I don't care - I'm sure I'm right." — Ну и что из того? — упрямилась Вера. — Я все равно права.
Blore murmured: "Rather giving himself away, wasn't it? — А с чего бы наш А.Н. Оним так себя выдал?
Actually mentioning a red herring in the verse. Упомянул в считалке про приманку.
He could have written it up a bit different." Он ведь мог ее слегка переиначить.
Vera cried: "But don't you see, he's mad? — Да разве вы не понимаете, что мы имеем дело с сумасшедшим! — напустилась на него Вера.
It's all mad! The whole thing of going by the rhyme is mad! — Ведь только сумасшедший может совершать преступление за преступлением в точном соответствии с детской считалкой!
Dressing up the judge, killing Rogers when he was chopping sticks - drugging Mrs. Rogers so that she overslept herself - arranging for a bumblebee when Miss Brent died! It's like some horrible child playing a game. Соорудить судье мантию из клеенки, убить Роджерса, когда он рубит дрова, напичкать миссис Роджерс снотворным так, чтобы она не проснулась, запустить шмеля в комнату, где погибла мисс Брент, — ведь все это проделано с поистине ребячьей жестокостью!
It's all got to fit in." Все, буквально все совпадает!
Blore said: "Yes, you're right." He thought a minute. — Правда ваша, — согласился Блор.
"At any rate there's no Zoo on the island. — Но уж зверинца тут, во всяком случае, нет.
He'll have a bit of trouble getting over that." Так что не знаю, как он исхитрится, чтоб не отступить от считалки.
Vera cried: "Don't you see? — А вы еще не поняли? — выпалила Вера.
We're the Zoo... Last night, we were hardly human any more. — В нас уже не осталось ничего человеческого — хоть сейчас отправляй в зверинец.
We're the Zoo..." Так что вот вам и зверинец.
II They spent the morning on the cliffs, taking it in turns to flash a mirror at the mainland. Утро они провели на горе, каждый по очереди посылал при помощи маленького зеркальца сигналы на берег.
There were no signs that any one saw them. Но, по-видимому, никто их не замечал.
No answering signals. И ответных сигналов не посылал.
The day was fine, with a slight haze. Погода стояла прекрасная, легкая дымка окутывала берега Девона.
Below, the sea weaved in a gigantic swell. Внизу море с ревом швыряло о скалы огромные волны.
There were no boats out. Ни одна лодка не вышла в море.
They had made another abortive search of the island. There was no trace of the missing physician. Они снова обыскали остров и никаких следов Армстронга не обнаружили.
Vera looked up at the house from where they were standing. She said, her breath coming with a slight catch in it: "One feels safer here, out in the open... Don't let's go back into the house again." — На открытом воздухе чувствуешь себя гораздо лучше, — сказала Вера, посмотрев на дом, и после небольшой заминки продолжала: — Давайте останемся здесь, я не хочу возвращаться туда.
Lombard said: "Not a bad idea. — Отличная мысль, — сказал Ломбард.
We're pretty safe here, no one can get at us without our seeing him a long time beforehand." — Пока мы здесь, нам ничто не угрожает: если кто и захочет на нас напасть, мы увидим его издалека.
Vera said: "We'll stay here." — Решено, остаемся здесь, — сказала Вера.
Blore said: "Have to pass the night somewhere. We'll have to go back to the house then." — Но на ночь-то нам придется вернуться, — возразил Блор, — нельзя же ночевать под открытым небом.
Vera shuddered, Веру передернуло.
"I can't bear it. — Я и думать об этом не могу.
I can't go through another night!" Второй такой ночи мне не вынести.
Philip said: "You'll be safe enough - locked in your room." — Запритесь в своей комнате — и вы в полной безопасности, — сказал Филипп.
Vera murmured: "I suppose so." — Наверное, вы правы, — пробормотала Вера не слишком уверенно.
She stretched out her hands, murmuring: "It's lovely - to feel the sun again..." — Как все-таки приятно понежиться на солнышке, — и она потянулась.
She thought: "How odd... I'm almost happy. «Самое удивительное, — думала она, — что я, пожалуй, даже счастлива.
And yet I suppose I'm actually in danger... Somehow - now - nothing seems to matter... not in daylight... I feel full of power - I feel that I can't die..." Меж тем опасность не миновала… Но почему-то она меня перестала тревожить… во всяком случае, днем… Я чувствую себя сильной… Чувствую, что я не умру…»
Blore was looking at his wrist-watch. Блор посмотрел на часы.
He said: "It's two o'clock. — Два часа, — объявил он.
What about lunch?" — Как насчет ленча?
Vera said obstinately: "I'm not going back to the house. — Нет, нет, я не пойду в дом.
I'm going to stay here - in the open." Останусь здесь на открытом воздухе.
"Oh, come now, Miss Claythorne. — Да будет вам, мисс Клейторн.
Got to keep your strength up, you know." Эдак мы ослабнем, а силы нам понадобятся.
Vera said: "If I even see a tinned tongue, I shall be sick! — Меня затошнит от одного вида консервированных языков.
I don't want any food. Я не хочу есть.
People go days on end with nothing sometimes when they're on a diet." Бывает, люди не едят по нескольку дней, когда хотят похудеть, скажем.
Blore said: "Well, I need my meals regular. — Что до меня, — заметил Блор, — я не могу обходиться без еды.
What about you, Mr. Lombard?" А как насчет вас, мистер Ломбард?
Philip said: "You know, I don't relish the idea of tinned tongue particularly. — Знаете, меня консервированные языки не соблазняют, — сказал Ломбард.
I'll stay here with Miss Claythorne." — Я, пожалуй, составлю компанию мисс Клейторн.
Blore hesitated. Блор заколебался.
Vera said: "I shall be quite all right. — Не беспокойтесь обо мне, — сказала Вера. — Ничего со мной не случится.
I don't think he'll shoot me as soon as your back is turned if that's what you're afraid of." Если вы боитесь, что он меня убьет, стоит вам уйти, то, по-моему, ваши опасения напрасны.
Blore said: "It's all right if you say so. — Дело ваше, — сказал Блор.
But we agreed we ought not to separate." — Но мы же договорились держаться заодно.
Philip said: "You're the one who wants to go into the lion's den. — Твердо решили идти к льву в логовище? — спросил Ломбард.
I'll come with you if you like?" — Хотите, я пойду с вами?
"No, you won't," said Blore. — Решительно не хочу, — отрезал Блор.
"You'll stay here." — Оставайтесь здесь.
Philip laughed. "So you're still afraid of me? — Ага, значит, вы все-таки меня боитесь? — захохотал Филипп.
Why, I could shoot you both this very minute if I liked." — Вы что, не понимаете: если б я хотел, я мог бы пристрелить вас обоих, не сходя с места?
Blore said: "Yes, but that wouldn't be according to plan. — Да, но тогда вам пришлось бы отступить от плана, — сказал Блор.
It's one at a time, and it's got to be done in a certain way." — По плану мы должны погибнуть один за другим в полном соответствии с треклятой считалкой.
"Well," said Philip, "you seem to know all about it." — Что-то вы слишком уверенно об этом говорите! — сказал Филипп.
"Of course," said Blore, "it's a bit jumpy going up to the house alone -" — По правде говоря, как подумаю, что надо идти одному в этот паршивый дом, у меня поджилки трясутся, — сказал Блор.
Philip said softly: "And therefore, will I lend you my revolver? — И поэтому, — понизив голос, сказал Филипп, — вы хотите, чтоб я дал вам револьвер?
Answer, no, I will not! Так вот, нет и нет, не дам!
Not quite so simple as that, thank you." Не такой я дурак!
Blore shrugged his shoulders and began to make his way up the steep slope to the house. Блор пожал плечами и полез по крутому склону к дому.
Lombard said softly: "Feeding time at the Zoo! — В зверинце начинается обед, — заметил Ломбард.
The animals are very regular in their habits!" — Звери привыкли получать пищу в определенные часы.
Vera said anxiously: "Isn't it very risky, what he's doing?" — Как вы думаете, Блор очень рискует? — забеспокоилась Вера.
"In a sense you mean - no, I don't think it is! Armstrong's not armed, you know, and anyway Blore is twice a match for him in physique and he's very much on his guard. — По-моему, особой опасности здесь нет: у Армстронга нет оружия, Блор раза в два его сильнее, и, кроме того, он начеку.
And anyway it's a sheer impossibility that Armstrong can be in the house. И потом, Армстронг просто не может там быть.
I know he's not there." Более того, я уверен, что его там нет.
"But - what other solution is there?" — Но если Армстронга там нет, значит…
Philip said softly: "There's Blore." — Значит, это Блор, — сказал Филипп.
"Oh - do you really think -?" — Вы, и правда, думаете?..
"Listen, my girl. You heard Blore's story. — Послушайте, голубушка, версия Блора вам известна.
You've got to admit that if it's true, I can't possibly have had anything to do with Armstrong's disappearance. Если Блор не врал, я непричастен к исчезновению Армстронга.
His story clears me. Его рассказ обеляет меня.
But it doesn't clear him. Но не его.
We've only his word for it that he heard footsteps and saw a man going downstairs and out at the front door. Он утверждает, что услышал шаги и увидел человека, вышедшего из дому.
The whole thing may be a lie. Но он вполне мог соврать.
He may have got rid of Armstrong a couple of hours before that." Предположим, что он укокошил Армстронга часа за два до этого.
"How?" — Каким образом?
Lombard shrugged his shoulders. Ломбард пожал плечами.
"That we don't know. — Это нам не известно.
But if you ask me, we've only one danger to fear - and that danger is Blore! Хотите знать мое мнение: если нам кого и следует бояться, так только Блора.
What do we know about the man? Что мы о нем знаем?
Less than nothing! Практически ничего.
All this ex-policeman story may be bunkum! Не исключено, что он никогда и не служил в полиции.
He may be anybody - a mad millionaire - a crazy business man - an escaped inmate of Broadmoor. Он может оказаться кем угодно: свихнувшимся миллионером… сумасшедшим бизнесменом… убежавшим каторжанином.
One thing's certain. Доподлинно мы знаем про него только одно.
He could have done every one of these crimes." Он вполне мог совершить каждое из этих преступлений.
Vera had gone rather white. Вера побледнела.
She said in a slightly breathless voice: "And supposing he gets - us?" — Что если он доберется и до нас? — прошептала она еле слышно.
Lombard said softly, patting the revolver in his pocket: "I'm going to take very good care he doesn't." Ломбард нащупал в кармане револьвер. — Не беспокойтесь, — тихо сказал он, — положитесь на меня.
Then he looked at her curiously. "Touching faith in me, haven't you, Vera? Quite sure I wouldn't shoot you?" — Потом поглядел с любопытством на девушку и сказал: — Вы относитесь ко мне с Трогательной доверчивостью… Почему вы так уверены, что я вас не убью?
Vera said: "One has got to trust some one... — Надо же кому-то верить, — сказала Вера.
As a matter of fact I think you're wrong about Blore. — Я считаю, что вы ошибаетесь насчет Блора.
I still think it's Armstrong." Я по-прежнему думаю, что убийца Армстронг.
She turned to him suddenly. "Don't you feel - all the time - that there's some one. Some one watching and waiting?" А у вас нет ощущения, что на острове есть кто-то, кроме нас, — она обернулась к Филиппу, — кто-то, Кто следит за нами и выжидает?
Lombard said slowly: "That's just nerves." — Это чисто нервное.
Vera said eagerly: "Then you have felt it?" She shivered. She bent a little closer. — Значит, и вы это чувствуете? — наседала на Ломбарда Вера.
"Tell me - you don't think -" She broke off, went on: "I read a story once - about two judges that came to a small American town - from the Supreme Court. — Скажите, а вам не приходило в голову… — она запнулась, но тут же начала снова: — Я как-то читала книгу, там рассказывалось о двух судьях, которые приехали в американский городишко как представители Верховного суда.
They administered justice - Absolute Justice. Вершить там суд, абсолютно справедливый суд.
Because - they didn't come from this world at all..." Так вот, эти судьи, они… ну, словом, они прибыли из другого мира.
Lombard raised his eyebrows. Ломбард поднял бровь.
He said: "Heavenly visitants, eh? — Посланцы неба, не иначе, — засмеялся он.
No, I don't believe in the supernatural. — Нет, я не верю в сверхъестественное.
This business is human enough." Все, что происходит здесь, это дело рук человеческих.
Vera said in a low voice: "Sometimes - I'm not sure..." — Иногда я в этом сомневаюсь, — еле слышно сказала Вера.
Lombard looked at her. He said: "That's conscience..." — Это в вас совесть заговорила, — ответил Ломбард, окинув ее долгим взглядом.
After a moment's silence he said very quietly: "So you did drown that kid after all?" И, помолчав немного, как бы между прочим, добавил: — Значит, мальчишку вы все-таки утопили?
Vera said vehemently: "I didn't! — Нет!
I didn't! Нет!
You've no right to say that!" Не смейте так говорить!
He laughed easily. "Oh, yes, you did, my good girl! — Да, да, утопили, — Ломбард добродушно засмеялся.
I don't know why. — Не знаю, почему.
Can't imagine. И представить даже не могу, почему.
There was a man in it probably. Вот разве что тут был замешан мужчина.
Was that it?" Угадал?
A sudden feeling of lassitude, of intense weariness, spread over Vera's limbs. Вера вдруг почувствовала бесконечную усталость, все стало ей безразлично.
She said in a dull voice: "Yes - there was a man in it..." — Да, — тупо повторила она. — Тут был замешан мужчина.
Lombard said softly: "Thanks. That's what I wanted to know..." — Спасибо, — сказал Ломбард, — это все, что я хотел знать.
Vera sat up suddenly. Вдруг Вера подскочила.
She exclaimed: "What was that? — Что случилось? — вскрикнула она.
It wasn't an earthquake?" — Уж не землетрясение ли!
Lombard said: "No, no. — Да нет, какое там землетрясение.
Queer, though - a thud shook the ground. И все-таки не могу понять, в чем дело: земля дрогнула, словно от сильного удара.
And I thought - did you hear a sort of cry? Потом, мне почудился… а вы слышали крик?
I did." Я слышал.
They stared up at the house. Оба посмотрели на дом.
Lombard said: "It came from there. We'd better go up and see." — Грохот донесся оттуда. Пойдем посмотрим, что там происходит? — предложил Ломбард.
"No, no, I'm not going." — Нет, нет, ни за что.
"Please yourself. — Как хотите.
I am." Я пошел.
Vera said desperately: "All right. I'll come with you." — Ладно. И я пойду с вами, — упавшим голосом сказала Вера.
They walked up the slope to the house. Они вскарабкались вверх по склону, подошли к дому.
The terrace was peaceful and innocuous-looking in the sunshine. У залитой солнцем площадки перед домом вид был на редкость мирный и приветливый.
They hesitated there a minute, then instead of entering by the front door, they made a cautious circuit of the house. Они постояли там минуту-другую, потом решили из осторожности сначала обогнуть дом.
They found Blore. И чуть не сразу наткнулись на Блора.
He was spread-eagled on the stone terrace on the east side, his head crushed and mangled by a great block of white marble. Он лежал, раскинув руки, на каменной площадке с восточной стороны дома — голова его была разбита: на него свалилась глыба белого мрамора.
Philip looked up. He said: "Whose is that window just above?" — Чья это комната над нами? — спросил Ломбард.
Vera said in a low shuddering voice: "It's mine - and that's the clock from my mantelpiece... I remember now. It was - shaped like a bear." — Моя, — дрогнувшим голосом ответила Вера. — А это — часы с моей каминной полки… Ну да, они самые, белые мраморные часы в виде медведя.
She repeated and her voice shook and quavered: "It was shaped like a bear..." В виде медведя, — повторила она, и голос ее пресекся.
III Philip grasped her shoulder. Филипп положил руку ей на плечо.
He said, and his voice was urgent and grim: "This settles it. Armstrong is in hiding somewhere in that house. — Теперь все ясно, — мрачно сказал он, — Армстронг прячется в доме.
I'm going to get him." Но на этот раз он от меня не уйдет.
But Vera clung to him. Вера вцепилась в него.
She cried: "Don't be a fool. — Не валяйте дурака!
It's us now! Настал наш черед.
We're next! Мы последуем за Блором.
He wants us to look for him! Он только того и ждет, что мы пойдем его искать.
He's counting on it!" Он на это рассчитывает.
Philip stopped. He said thoughtfully: "There's something in that." — Вполне возможно, — подумав, сказал Филипп.
Vera cried: "At any rate, you do admit now I was right." — Во всяком случае, теперь вы должны признать, что мои подозрения оправдались.
He nodded. Он кивнул.
"Yes - you win! — Да, вы были правы.
It's Armstrong all right. Конечно же, это Армстронг.
But where the devil did he hide himself? Но где же он, чтоб его черт побрал, прячется?
We went over the place with a fine-tooth comb." Мы с Блором прочесали весь остров.
Vera said urgently: "If you didn't find him last night, you won't find him now... — Если вы не нашли его прошлой ночью, значит, вам не найти его и сейчас, — сказала Вера.
That's common-sense." — Это же ясно как божий день.
Lombard said reluctantly: "Yes, but -" — Так-то оно так, и все же… — упорствовал Ломбард.
"He must have prepared a secret place beforehand - naturally - of course it's just what he would do. — Он наверняка заранее соорудил себе тайник — как мы только не догадались, это же элементарно.
You know, like a Priest's Hole in old manor houses." Знаете, наподобие тех тайников в старых усадьбах, где прятали католических священников.
"This isn't an old house of that kind." — Вы забываете, что здесь не старая усадьба, а современный дом.
"He could have had one made." — И все равно он мог построить здесь тайник.
Philip Lombard shook his head. Филипп помотал головой.
He said: "We measured the place - that first morning. I'll swear there's no space unaccounted for." — Мы на следующее же утро после приезда обмерили весь дом, и я ручаюсь, что здесь нет никаких пустот.
Vera said: "There must be..." — Вы, наверное, ошиблись, — сказала Вера.
Lombard said: "I'd like to see -" — Мне хотелось бы проверить…
Vera cried: "Yes, you'd like to see! — Проверить?
And he knows that! Он только этого и ждет.
He's in there - waiting for you." Устроил в доме засаду — поджидает вас.
Lombard said, half bringing out the revolver from his pocket: "I've got this, you know." — Вы забываете, что я вооружен, — запротестовал Ломбард, наполовину вытянув из кармана револьвер.
"You said Blore was all right - that he was more than a match for Armstrong. — Вы уже говорили, что Блору нечего бояться — Армстронгу с ним не справиться.
So he was physically, and he was on the lookout too. Он физически его сильнее, и потом он был начеку.
But what you don't seem to realize is that Armstrong is mad! Но вы не учитываете, что Армстронг сумасшедший.
And a madman has all the advantages on his side. А у сумасшедшего уйма преимуществ перед нормальными людьми.
He's twice as cunning as any one sane can be." Он вдвое хитрее.
Lombard put back the revolver in his pocket. Ломбард сунул револьвер обратно в карман.
He said: "Come on, then." — Будь по-вашему, — сказал он.
IV Lombard said at last: "What are we going to do when night comes?" — Ну, а ночью что мы будем делать? — спросил Ломбард чуть спустя.
Vera didn't answer. Вера не ответила.
He went on accusingly: "You haven't thought of that?" — Об этом вы не подумали? — напустился он на нее.
She said helplessly: "What can we do? — Что мы будем делать? — обескураженно повторила Вера.
Oh, my God, I'm frightened..." — Господи, как я боюсь…
Philip Lombard said thoughtfully: "It's fine weather. — Впрочем, не беда, погода сегодня сносная, — рассудительно сказал Ломбард.
There will be a moon. — Ночь будет лунная.
We must find a place - up by the top cliffs perhaps. Найдем безопасное место, заберемся повыше на скалу.
We can sit there and wait for morning. Пересидим там ночь, дождемся утра.
We mustn't go to sleep... We must watch the whole time. And if any one comes up towards us, I shall shoot!" Главное — не уснуть… Прокараулим ночь, а если кто попробует к нам подойти, я его пристрелю.
He paused: "You'll be cold, perhaps, in that thin dress?" А может, вы боитесь холода? — помолчав, спросил он, — На вас такое легкое платье.
Vera said with a raucous laugh: "Cold? I should be colder if I were dead!" — Холода? Мертвым холоднее. — Вера закатилась пронзительным смехом.
Philip Lombard said quietly: "Yes, that's true..." — Ваша правда, — согласился Ломбард.
Vera moved restlessly. Вера нетерпеливо ерзала на месте.
She said: "I shall go mad if I sit here any longer. — Не могу больше здесь сидеть. Этак я с ума сойду.
Let's move about." Давайте немного походим.
"All right." — Я не прочь.
They paced slowly up and down, along the line of the rocks overlooking the sea. То опускаясь, то поднимаясь, они медленно побрели вдоль нависшей над морем скалы.
The sun was dropping towards the west. Солнце заходило.
The light was golden and mellow. It enveloped them in a golden glow. Его лучи золотили море, окутывали Веру и Ломбарда золотистой дымкой.
Vera said, with a sudden nervous little giggle: "Pity we can't have a bathe..." — Жаль, что мы не можем искупаться… — сказала Вера с каким-то нервным смешком.
Philip was looking down towards the sea. Филипп посмотрел на море.
He said abruptly: "What's that, there? — Что это там? — прервал он ее.
You see - by that big rock? — Вон у того большого камня?
No - a little further to the right." Да нет, чуть подальше, правей.
Vera stared. Вера вгляделась.
She said: "It looks like somebody's clothes!" — Похоже, сверток с одеждой, — сказала она.
"A bather, eh?" Lombard laughed. — Уж не купальщик ли? — хохотнул Ломбард.
"Queer. — Впрочем, вряд ли.
I suppose it's only seaweed." Скорее всего, водоросли.
Vera said: "Let's go and look." — Спустимся, посмотрим, — предложила Вера.
"It is clothes," said. Lombard as they drew nearer. — Это одежда, — сказал Ломбард, когда они спустились ниже.
"A bundle of them. — Вернее сверток с одеждой.
That's a boot. Смотрите, вон башмак.
Come on, let's scramble along here." Давайте подойдем поближе.
They scrambled over the rocks. Vera stopped suddenly. Карабкаясь по утесам, они поползли вниз, но вдруг Вера остановилась.
She said: "It's not clothes - it's a man..." — Это не одежда. Это человек, — сказала она.
The man was wedged between two rocks, flung there by the tide earlier in the day. Труп застрял между двумя камнями, — очевидно, его забросил туда прилив.
Lombard and Vera reached it in a last scramble. Вера и Ломбард, преодолев последний утес, подобрались к утопленнику.
They bent down. Склонились над ним.
A purple discoloured face - a hideous drowned face... И увидели посиневшее, разбухшее, страшное лицо.
Lombard said: "My God! It's Armstrong..." — Господи, — воскликнул Ломбард, — да это же Армстронг!