And Then There Were None — Десять негритят

«Десять негритят» — детективный роман Агаты Кристи, написанный в 1939 году.

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка, напоминающая «Десять зелёных бутылок»:















Десять Негритят - Глава 14
Agatha Christie Агата Кристи
And Then There Were None Десять негритят
Chapter 14 Глава четырнадцатая
They had carried Mr. Justice Wargrave up to his room and laid him on the bed. Они перенесли судью в его комнату, уложили на постель.
Then they had come down again and had stood in the hall looking at each other. Потом спустились по лестнице и постояли с минуту в холле, нерешительно переглядываясь.
Blore said heavily: "What do we do now?" — Что будем делать? — уныло спросил Блор.
Lombard said briskly: "Have something to eat. We've got to eat, you know." — Сначала подкрепимся. Чтобы выжить, нужны силы, — ответил Ломбард.
Once again they went into the kitchen. Они снова отправились в кухню.
Again they opened a tin of tongue. Открыли банку языка.
They ate mechanically, almost without tasting. Ели машинально, без аппетита.
Vera said: "I shall never eat tongue again." — В жизни больше не притронусь к языку, — сказала Вера.
They finished the meal. They sat round the kitchen table staring at each other. Покончив с едой, все остались сидеть на своих местах.
Blore said: "Only four of us now... — Нас всего четверо, — сказал Блор.
Who'll be the next?" — Чья очередь теперь?
Armstrong stared. Доктор Армстронг удивленно посмотрел на него.
He said, almost mechanically: "We must be very careful -" and stopped. Blore nodded. — Если мы будем начеку, — машинально начал он, запнулся, и его тут же прервал Блор:
"That's what he said... And now he's dead!" — Так и он говорил… И вот погиб же!
Armstrong said: "How did it happen, I wonder?" — Хотел бы я знать, как это случилось? — сказал Армстронг.
Lombard swore. Ломбард чертыхнулся.
He said: "A damned clever double cross! — Задумано хитро.
That stuff was planted in Miss Claythorne's room and it worked just as it was intended to. Убийца притащил водоросли в комнату мисс Клейторн, а дальше все было разыграно прямо как по нотам.
Every one dashes up there thinking she's being murdered. Мы решили, что мисс Клейторн убивают, кинулись наверх.
And so - in the confusion - some one - caught the old boy off his guard." А убийца воспользовался суматохой и застиг старика врасплох.
Blore said: "Why didn't any one hear the shot?" — Как вы объясните, почему никто из нас не услышал выстрела? — спросил Блор.
Lombard shook his head. Ломбард покачал головой.
"Miss Claythorne was screaming, the wind was howling, we were running about and calling out. — Что вы хотите: мисс Клейторн вопила, ветер выл, мы бежали к ней на помощь и тоже кричали кто во что горазд.
No, it wouldn't be heard." He paused. "But that trick's not going to work again. Как тут услышать выстрел? — и помолчав, добавил: — Но больше мы так не попадемся.
He'll have to try something else next time." В следующий раз ему придется придумать что-нибудь другое.
Blore said: "He probably will." There was an unpleasant tone in his voice. — Ему это раз плюнуть, — сказал Блор многозначительно.
The two men eyed each other. И переглянулся с Ломбардом.
Armstrong said: "Four of us, and we don't know which..." — Нас здесь четверо, и мы не знаем, кто… — начал Армстронг.
Blore said: "I know..." — Я знаю, — прервал его Блор.
Vera said: "I haven't the least doubt..." — Я совершенно уверена… — сказала Вера.
Armstrong said slowly: "I suppose I do know really..." — Я ничуть не сомневаюсь… — с расстановкой сказал Армстронг.
Philip Lombard said: "I think I've got a pretty good idea now..." — А я, — прервал его Ломбард, — наконец-то догадался…
Again they all looked at each other... Их взгляды скрестились.
Vera staggered to her feet. Вера поднялась, ноги у нее подкашивались.
She said: "I feel awful. — Я плохо себя чувствую, — сказала она.
I must go to bed... I'm dead beat." — Пойду спать… Я больше не выдержу.
Lombard said: "Might as well. — Пожалуй, я последую вашему примеру, — сказал Ломбард.
No good sitting watching each other." — Что толку сидеть и глазеть друг на друга?
Blore said: "I've no objection..." — Лично я не против, — сказал Блор.
The doctor murmured: "The best thing to do - although I doubt if any of us will sleep." — Ничего лучше не придумаешь, — пробормотал доктор. — Хотя я полагаю, что никто не сомкнет глаз.
They moved to the door. Все одновременно двинулись к двери.
Blore said: "I wonder where that revolver is now?..." — Хотелось бы мне знать, где сейчас револьвер? — спросил Блор.
II They went up the stairs. Четверка молча поднялась по лестнице.
The next move was a little like a scene in a farce. На площадке разыгралась поистине фарсовая сцена.
Each one of the four stood with a hand on his or her bedroom door handle. Каждый остановился перед дверью своей комнаты и взялся за ручку двери.
Then, as though at a signal, each one stepped into the room and pulled the door shut. Затем враз, как по команде, все вошли в комнаты и захлопнули за собой двери.
There were sounds of bolts and locks, of the moving of furniture. И тут же послышался шум задвигаемых засовов, скрежет ключей, грохот перетаскиваемой мебели.
Four frightened people were barricaded in until morning. Насмерть перепуганные люди забаррикадировались на ночь.
III Philip Lombard drew a breath of relief as he turned from adjusting a chair under the door handle. He strolled across to the dressing-table. Просунув в ручку двери стул, Ломбард облегченно вздохнул и направился к ночному столику.
By the light of the flickering candle he studied his face curiously. При неверном свети свечи долго разглядывал свое лицо в зеркале.
He said softly to himself: Потом тихо пробормотал себе под нос:
"Yes, this business has got you rattled all right." «Эта история и тебе начала действовать на нервы».
His sudden wolf-like smile flashed out. Хищная улыбка промелькнула на его лице.
He undressed quickly. Он быстро разделся.
He went over to the bed, placing his wrist-watch on the table by the bed. Подошел к кровати, положил часы на ночной столик.
Then he opened the drawer of the table. He stood there, staring down at the revolver that was inside it... Выдвинул ящик — и глаза у него полезли на лоб: в ящике лежал револьвер…
IV Vera Claythorne lay in bed. Вера Клейторн лежала в постели.
The candle still burned beside her. As yet she could not summon the courage to put it out. У ее изголовья горела свеча.
She was afraid of the dark... Она боялась темноты.
She told herself again and again: "You're all right until morning. До утра со мной ничего не случится, — повторяла она как заклинание.
Nothing happened last night. Nothing will happen tonight. — Прошлой ночью ничего не случилось, и сегодня ночью ничего не случится.
Nothing can happen. Ничего не может случиться.
You're locked and bolted in. Дверь заперта на ключ, засов задвинут.
No one can come near you..." Никто сюда не войдет…
And she thought suddenly: И вдруг ее осенило:
"Of course! I can stay here! «Да я же могу остаться здесь!
Stay here locked in! Остаться в этой комнате, никуда из нее не выходить!
Food doesn't really matter! Бог с ней, с едой!
I can stay here - safely - till help comes! Я могу остаться здесь, пока не подоспеет помощь!
Even if it's a day - or two days..." Надо будет — просижу здесь сутки, а нет, так и двое суток…
Stay here. Останусь здесь.
Yes, but could she stay here? Так-то оно так, но сможет ли она столько просидеть взаперти.
Hour after hour - with no one to speak to, with nothing to do but think... Час за часом наедине со своими мыслями: ведь ей и поговорить будет не с кем, и заняться нечем…»
She'd begin to think of Cornwall - of Hugo - of - of what she'd said to Cyril. И мысли ее возвратились к Корнуоллу, к Хьюго, к ее последнему разговору с Сирилом:
Horrid whiny little boy, always pestering her... "Miss Claythorne, why can't I swim out to the rock? «Паршивый мальчишка, вечно он ныл и канючил… Мисс Клейторн, почему мне нельзя к скале?
I can. Я доплыву.
I know I can." Спорим, что я доплыву?..
Was it her voice that had answered? Неужели это она ему ответила?
"Of course you can, Cyril, really. Ну, конечно же, Сирил, ты доплывешь!
I know that." Какие могут быть сомнения».
"Can I go then, Miss Claythorne?" «Значит, мне можно поплыть к скале, мисс Клейторн?»
"Well, you see, Cyril, your mother gets so nervous about you. «Видишь ли, Сирил, твоя мама вряд ли это разрешит.
I'll tell you what. Давай сделаем так.
Tomorrow you can swim out to the rock. Завтра ты поплывешь к скале.
I'll talk to your mother on the beach and distract her attention. Я в это время отвлеку маму разговором.
And then, when she looks for you, there you'll be standing on the rock waving to her! А когда она тебя хватится, ты уже будешь стоять на скале и махать ей!
It will be a surprise!" То-то она обрадуется!»
"Oh, good egg, Miss Claythorne! «Вы молодец, мисс Клейторн!
That will be a lark!" Ой, как здорово!»
She'd said it now. Tomorrow! «Она обещала — завтра.
Hugo was going to Newquay. Завтра Хьюго уезжает в Ньюки.
When he came back - it would be all over... К его возвращению все будет кончено…
Yes, but supposing it wasn't? А что, если все сорвется?
Supposing it went wrong? Что если события примут другой оборот?
Cyril might be rescued in time. And then - then he'd say, Что если Сирила успеют спасти и он скажет:
"Miss Claythorne said I could... «А мисс Клейторн разрешила мне поплыть к скале!»
Well, what of it? Ну и что?
One must take some risk! Она пойдет на риск.
If the worst happened she'd brazen it out. Если худшее и произойдет, она будет нагло все отрицать:
"How can you tell such a wicked lie, Cyril? «Как вам не стыдно, Сирил!
Of course I never said any such thing!" Я не разрешала вам ничего подобного».
They'd believe her all right. Никто не усомнится в ее словах.
Cyril often told stories. Мальчишка любил приврать.
He was an untruthful child. Ему не слишком-то верили.
Cyril would know, of course. Сирил, конечно, будет знать, что она солгала.
But that didn't matter... And anyway nothing would go wrong. Ну да Бог с ним… Но нет, ничего не сорвется.
She'd pretend to swim out after him. Она поплывет за ним.
But she'd arrive too late... Конечно же, не успеет его догнать.
Nobody would ever suspect... И никто никогда не догадается…
Had Hugo suspected? Догадался ли Хьюго?
Was that why he had looked at her in that queer far-off way...? Уж не потому ли он так странно, отчужденно глядел на нее?..
Had Hugo known? Знал ли Хьюго?
Was that why he had gone off after the inquest so hurriedly? Уж не потому ли он уехал сразу же после следствия?
He hadn't answered the one letter she had written to him... Она написала ему письмо, но он оставил его без ответа.
Hugo... Хьюго…
Vera turned restlessly in bed. Вера ворочалась с боку на бок.
No, no, she mustn't think of Hugo. «Нет, нет, она не должна думать о Хьюго.
It hurt too much! Это слишком мучительно.
That was all over, over and done with... Hugo must be forgotten... Why, this evening, had she suddenly felt that Hugo was in the room with her? Забыть, забыть; забыть о нем навсегда… Поставить на Хьюго крест… Но почему сегодня вечером ей все время кажется, что Хьюго где-то поблизости?»
She stared up at the ceiling, stared at the big black hook in the middle of the room. Подняв глаза, она увидела посреди потолка большой черный крюк.
She'd never noticed that hook before. Раньше она его не замечала.
The seaweed had hung from that... С него свешивались водоросли…
She shivered as she remembered that cold clammy touch on her neck... Она вздрогнула, вспомнив, как липкая лента коснулась ее шеи.
She didn't like that hook on the ceiling. «И откуда он взялся, этот мерзкий крюк?»
It drew your eyes, fascinated you... a big black hook... Черный крюк приковывал, зачаровывал ее…
V Ex-Inspector Blore sat on the side of his bed. Инспектор в отставке Блор сидел на краю кровати.
His small eyes, red-rimmed and bloodshot, were alert in the solid mass of his face. На мясистом лице настороженно поблескивали налитые кровью воспаленные глаза.
He was like a wild boar waiting to charge. Дикого кабана, готового напасть на противника, вот кого он напоминал.
He felt no inclination to sleep. Ему не хотелось спать.
The menace was coming very near now... Опасность была слишком близка.
Six out of ten! Из десятерых в живых осталось всего четверо.
For all his sagacity, for all his caution and astuteness, the old judge had gone the way of the rest. Судья погиб так же, как и остальные, а ведь и умен был, и осторожен, и хитер.
Blore snorted with a kind of savage satisfaction. Блор яростно засопел.
"What was it the old geezer had said?" "We must be very careful..." «Как это говорил старикашка? „Мы должны быть начеку“.
Self-righteous smug old hypocrite. Sitting up in court feeling like God Almighty. Самодовольный лицемер, просидел всю жизнь в суде и привык считать себя чуть ли не Всемогущим.
He'd got his all right... No more being careful for him. Но пришла и его очередь… Он всегда был начеку, и много это ему помогло!
And now there were four of them. Их осталось всего четверо.
The girl, Lombard, Armstrong and himself. Девчонка, Ломбард, Армстронг и он сам.
Very soon another of them would go... But it wouldn't be William Henry Blore. Скоро придет черед одного из них… Но кого-кого, только не Уильяма Генри Блора.
He'd see to that all right. (But the revolver... What about the revolver? That was the disturbing factor - the revolver!) Он сумеет о себе позаботиться. (Если б не револьвер… Где револьвер — вот что не дает ему покоя.)»
Blore sat on his bed, his brow furrowed, his little eyes creased and puckered while he pondered the problem of the revolver... In the silence he could hear the clocks strike downstairs. Лоб Блора избороздили морщины, глаза сузились щелочками — он все не ложился, ломал голову, где может быть револьвер… В тишине было слышно, как внизу бьют часы.
Midnight. Полночь.
He relaxed a little now - even went so far as to lie down on his bed. Напряжение слегка отпустило Блора, он даже прилег.
But he did not undress. Но раздеваться не стал.
He lay there, thinking. Лежал, думал.
Going over the whole business from the beginning, methodically, painstakingly, as he had been wont to do in his police officer days. Методически перебирал все события с самого начала так же тщательно, как в свою бытность в Скотланд-Ярде.
It was thoroughness that paid in the end. Дотошность всегда окупается.
The candle was burning down. Свеча догорала.
Looking to see if the matches were within easy reach of his hand, he blew it out. Блор проверил, под рукой ли спички, и задул свечу.
Strangely enough, he found the darkness disquieting. Однако в темноте ему стало не по себе.
It was as though a thousand age-old fears awoke and struggled for supremacy in his brain. Казалось, древние, как мир, страхи пробудились и накинулись на него — стремятся им овладеть.
Faces floated in the air - the judge's face crowned with that mockery of grey wool - the cold dead face of Mrs. Rogers - the convulsed purple face of Anthony Marston... Another face - pale, spectacled, with a small straw-coloured moustache... A face he had seen sometime or other - but when? Перед ним маячили лица: лицо судьи, издевательски увенчанное париком из серой шерсти; застывшее, мертвое лицо миссис Роджерс; перекошенное посиневшее лицо Марстона… И еще одно лицо — бледное-пребледное, очки, усики… где-то он его видел, вот только где?
Not on the island. Не здесь, не на острове.
No, much longer ago than that. Гораздо раньше.
Funny, that he couldn't put a name to it... Странно, почему он никак не может вспомнить имени этого человека.
Silly sort of face really - fellow looked a bit of a mug. Кстати говоря, довольно глупое лицо… типичное лицо недотепы.
Of course! Ну как же!
It came to him with a real shock. Его вдруг осенило.
Landor! Ландор.
Odd to think he'd completely forgotten what Landor looked like. Странно, но он начисто забыл его лицо.
Only yesterday he'd been trying to recall the fellow's face, and hadn't been able to. Ведь только вчера он пытался вспомнить, как тот выглядел, и не смог.
And now here it was, every feature clear and distinct, as though he had seen it only yesterday... А теперь он видит его так же четко, будто они расстались накануне…
Landor had had a wife - a thin slip of a woman with a worried face. У Ландора была жена — чахлая замухрышка, с вечно озабоченным лицом.
There'd been a kid too, a girl about fourteen. Была и дочка, девчушка лет четырнадцати.
For the first time, he wondered what had become of them... Он впервые задумался над тем, что с ними сталось.
(The revolver. (Револьвер.
What had become of the revolver? Где может быть револьвер?
That was much more important...) The more he thought about it the more puzzled he was... He didn't understand this revolver business... Somebody in the house had got that revolver... Вот о чем надо сейчас думать…) Чем больше он ломал над этим голову, тем меньше понимал, куда мог подеваться револьвер… Не иначе, как им завладел кто-то из тех троих.
Downstairs a clock struck one. Пробили часы внизу. Час.
Blore's thoughts were cut short. Блор насторожился.
He sat up on the bed, suddenly alert. Сел на кровати.
For he had heard a sound - a very faint sound - somewhere outside his bedroom door. До него донесся шум, еле слышный шум за дверью.
There was some one moving about in the darkened house. По темному дому кто-то ходил.
The perspiration broke out on his forehead. Пот выступил у него на лбу.
Who was it, moving secretly and silently along the corridors? Кто это тихо, втайне от всех, бродит по коридорам?
Some one who was up to no good, he'd bet that! Кто бы это ни был, ничего хорошего от него ждать не приходится!
Noiselessly, in spite of his heavy build, he dropped off the bed and with two strides was standing by the door listening. Блор сполз с кровати, несмотря на свою грузность, неслышно ступая, подошел к двери, прислушался.
But the sound did not come again. И на этот раз ничего не услышал.
Nevertheless Blore was convinced that he was not mistaken. Тем не менее Блор был уверен, что не ошибся.
He had heard a footfall just outside his door. Кто-то прошел совсем рядом с его дверью.
The hair rose slightly on his scalp. Волосы у него встали дыбом.
He knew fear again... Some one creeping about stealthily in the night... He listened - but the sound was not repeated. Страх снова завладел им… Кто-то крался в ночи… Он снова прислушался донять ничего не услышал.
And now a new temptation assailed him. He wanted, desperately, to go out and investigate. Им овладело необоримое желание — выйти из комнаты, посмотреть, что происходит там, в коридоре.
If he could only see who it was prowling about in the darkness. Узнать, кто это бродит в темноте.
But to open his door would be the action of a fool. Да нет, ничего глупее и придумать нельзя.
Very likely that was exactly what the other was waiting for. Тот, в коридоре, только того и ждет.
He might even have meant Blore to hear what he had heard, counting on him coming out to investigate. Наверняка он нарочно бродит под дверью, чтобы вынудить Блора выскочить в коридор.
Blore stood rigid - listening. Блор замер — прислушался.
He could hear sounds everywhere now, cracks, rustles, mysterious whispers - but his dogged realistic brain knew them for what they were - the creations of his own heated imagination. Со всех сторон ему чудились шорохи, шумы и загадочный шепот, однако упорный трезвый ум Блора сопротивлялся страхам: он понимал, что все это лишь плод его разгоряченного воображения.
And then suddenly he heard something that was not imagination. Вдруг он услышал шум, и на этот раз вполне реальный.
Footsteps, very soft, very cautious, but plainly audible to a man listening with all his ears as Blore was listening. Приглушенные, осторожные шаги, однако достаточно громкие, чтоб их уловить, особенно, если слушать очень внимательно.
They came softly along the corridor (both Lombard's and Armstrong's rooms were farther from the stair-head than his). Шаги проследовали мимо его двери (а ведь комнаты Ломбарда и Армстронга дальше по коридору).
They passed his door without hesitating or faltering. Решительно, уверенно.
And as they did so, Blore made up his mind. Блор больше не колебался.
He meant to see who it was! Будь что будет, а он узнает, кто это бродит по дому в темноте.
The footsteps had definitely passed his door going to the stairs. Сейчас шаги доносились с лестницы.
Where was the man going? Интересно, куда это они направляются?
When Blore acted, he acted quickly, surprisingly so for a man who looked so heavy and slow. Если уж Блор решался действовать, он действовал на редкость быстро для такого тяжеловесного и медлительного на вид человека.
He tiptoed back to the bed, slipped matches into his pocket, detached the plug of the electric lamp by his bed, and picked it up winding the flex round it. Он подошел на цыпочках к кровати, сунул в карман коробку спичек, выдернул из розетки шнур, обернул его вокруг хромированной ножки ночника.
It was a chromium affair with a heavy ebonite base - a useful weapon. В случае чего тяжелая лампа с подставкой из эбонита вполне заменит оружие.
He sprinted noiselessly across the room, removed the chair from under the door handle and with precaution unlocked and unbolted the door. Стараясь не шуметь, выдернул стул из дверной ручки, отодвинул засов, открыл дверь и двинулся по коридору.
He stepped out into the corridor. Из холла доносился легкий шорох.
There was a faint sound in the hall below; Blore ran noiselessly in his stockinged feet to the head of the stairs. Блор, неслышно ступая — он шел в носках, — добрался до лестничной площадки.
At that moment he realized why it was he had heard all these sounds so clearly. Теперь он понял, почему все звуки были слышны так отчетливо.
The wind had died down completely and the sky must have cleared. Ветер утих, небо очистилось.
There was faint moonlight coming in through the landing window and it illuminated the hall below. Blore had an instantaneous glimpse of a figure just passing out through the front door. При свете луны, проникавшем в окно на лестнице, Блор увидел, как через парадную дверь выходит человек.
In the act of running down the stairs in pursuit, he paused. Кинулся было за ним, но тут же спохватился.
Once again, he had nearly made a fool of himself! Опять он чуть не свалял дурака.
This was a trap, perhaps, to lure him out of the house! Наверняка ему расставили ловушку, чтобы выманить его из дому!
But what the other man didn't realize was that he had made a mistake, had delivered himself neatly into Blore's hands. Но этот хитрец не учел одного: теперь он в руках Блора.
For, of the three tenanted rooms upstairs, one must now be empty. Ведь одна из трех комнат, несомненно, пустует.
All that had to be done was to ascertain which! Остается только узнать, чья!
Blore went swiftly back along the corridor. Блор поспешно вернулся в коридор.
He paused first at Dr. Armstrong's door and tapped. Для начала он постучал в дверь Армстронгу.
There was no answer. Никакого ответа.
He waited a minute, then went on to Philip Lombard's room. Подождал минуту и направился к комнате Ломбарда.
Here the answer came at once. Тот сразу же откликнулся:
"Who's there?" — Кто там?
"It's Blore. — Это я, Блор.
I don't think Armstrong is in his room. Армстронга нет в комнате.
Wait a minute." Подождите минуту.
He went on to the door at the end of the corridor. Он побежал к следующей двери.
Here he tapped again. Постучался.
"Miss Claythorne. — Мисс Клейторн!
Miss Claythorne." Мисс Клейторн!
Vera's voice, startled, answered him: "Who is it? What's the matter?" — Что случилось? Кто там? — раздался перепуганный голос Веры.
"It's all right, Miss Claythorne. — Не бойтесь, мисс Клейторн.
Wait a minute. Подождите минуту.
I'll come back." Я сейчас.
He raced back to Lombard's room. Он снова вернулся к комнате Ломбарда.
The door opened as he did so. Дверь комнаты отворилась.
Lombard stood there. На пороге стоял Ломбард.
He held a candle in his left hand. В левой руке у него была свеча.
He had pulled on his trousers over his pyjamas. Он успел натянуть брюки поверх пижамы.
His right hand rested in the pocket of his pyjama jacket. Правую руку он держал в кармане пижамной куртки.
He said sharply: "What the hell's all this?" — В чем дело? — спросил он.
Blore explained rapidly. Блор в нескольких словах объяснил ему, что происходит.
Lombard's eyes lit up. Глаза Ломбарда сверкнули.
"Armstrong - eh? — Так значит это Армстронг.
So he's our pigeon!" Ну и ну.
He moved along to Armstrong's door. — Он двинулся к двери доктора.
"Sorry, Blore, but I don't take anything on trust." — Извините, Блор, — сказал он, — но сейчас я склонен верить лишь своим глазам.
He rapped sharply on the panel. Он забарабанил в дверь.
"Armstrong - Armstrong." — Армстронг! Армстронг!
There was no answer. Никакого ответа.
Lombard dropped to his knees and peered through the key-hole. Ломбард встал на колени, заглянул в замочную скважину.
He inserted his little finger gingerly into the lock. Сунул в нее мизинец.
He said: "Key's not in the door on the inside." — Ключ вынут, — заметил он.
Blore said: "That means he locked it on the outside and took it with him." — Должно быть, Армстронг закрыл комнату и ключ унес с собой.
Philip nodded: "Ordinary precaution to take. — Вполне естественная предосторожность, — согласился Филипп.
We'll get him, Blore... This time, we'll get him! — В погоню, Блор… На этот раз мы его не упустим!
Half a second." Минуточку!
He raced along to Vera's room. — Он подбежал к двери Веры.
"Vera." — Вера!
"Yes." — Да?
"We're hunting Armstrong. — Мы идем искать Армстронга.
He's out of his room. Он куда-то ушел.
Whatever you do, don't open your door. Что бы ни случилось, не открывайте дверь.
Understand?" Поняли?
"Yes, I understand." — Поняла.
"If Armstrong comes along and says that I've been killed, or Blore's been killed, pay no attention. — Если появится Армстронг и скажет вам, что я или Блор убиты, не слушайте его.
See? Ясно?
Only open your door if both Blore and I speak to you. Дверь откроете только, если мы оба, Блор и я, заговорим с вами.
Got that?" Поняли?
Vera said: "Yes. — Поняла.
I'm not a complete fool." Не такая уж я дура.
Lombard said: "Good." — Вот и хорошо, — сказал Ломбард.
He joined Blore. Он догнал Блора.
He said: "And now - after him! — А теперь в погоню!
The hunt's up!" Охота начинается!
Blore said: "We'd better be careful. — Нам надо быть начеку, — сказал Блор.
He's got a revolver, remember." — Не забудьте, у него револьвер!
Philip Lombard raced down the stairs chuckling. He said: "That's where you're wrong." — А вот тут вы ошибаетесь — засмеялся Филипп, быстро сбежал по лестнице, открыл входную дверь.
He undid the front door, remarking: "Latch pushed back - so that he could get in again easily." He went on: "I've got that revolver!" He took it half out of his pocket as he spoke. — Засов не задвинут, — заметил он, — значит, Армстронг в любую минуту может вернуться… Впрочем, револьвер снова у меня, — добавил он и, наполовину вытащив его из кармана, показал Блору.
"Found it put back in my drawer tonight." — Я обнаружил револьвер Сегодня вечером в ящике ночного столика — его подкинули на прежнее место.
Blore stopped dead on the doorstep. Блор замер на пороге как вкопанный.
His face changed. Изменился в лице.
Philip Lombard saw it. He said impatiently: Филипп заметил это и сердито сказал:
"Don't be a damned fool, Blore! — Не валяйте дурака, Блор!
I'm not going to shoot you! Я не собираюсь вас убивать.
Go back and barricade yourself in if you like! I'm off after Armstrong." Если хотите, возвращайтесь в свою комнату, забаррикадируйтесь и сидите там на здоровье, а я побегу за Армстронгом.
He started off into the moonlight. — И вышел на освещенную ярким светом луны площадку.
Blore, after a minute's hesitation, followed him. Блор, с минуту поколебавшись, последовал за ним.
He thought to himself: "I suppose I'm asking for it. «А я, похоже, лезу на рожон, — думал он.
But after all -" — Но где наша не пропадала.
After all he had tackled criminals armed with revolvers before now. Мне ведь не впервой иметь дело с вооруженным преступником».
Whatever else he lacked, Blore did not lack courage. При всех своих недостатках Блор был не робкого десятка.
Show him the danger and he would tackle it pluckily. Он всегда храбро шел навстречу опасности.
He was not afraid of danger in the open, only of danger undefined and tinged with the supernatural. Опасности, обыкновенные понятные опасности, чем бы они ни грозили, не пугали его, зато все необъяснимое, сверхъестественное преисполняло страхом.
VI Vera, left to wait results, got up and dressed. Вера решила, пока идет погоня, встать и одеться.
She glanced over once or twice at the door. Время от времени она поглядывала на дверь.
It was a good solid door. It was both bolted and locked and had an oak chair wedged under the handle. Толстые доски, ключ, засов, в ручку просунут дубовый стул.
It could not be broken open by force. Certainly not by Dr. Armstrong. He was not a physically powerful man. «Такую дверь не взломать и человеку более могучего сложения, чем Армстронг.
If she were Armstrong intent on murder, it was cunning that she would employ, not force. Будь она на его месте, — подумала Вера, — она бы действовала не силой, а хитростью».
She amused herself by reflecting on the means he might employ. Вера коротала время, пытаясь представить себе, что предпримет Армстронг.
He might, as Philip had suggested, announce that one of the other two men was dead. Or he might possibly pretend to be mortally wounded himself, might drag himself groaning to her door. Объявит, как предполагал Ломбард, об их смерти или притворится смертельно раненным и со стонами подползет к ее комнате?
There were other possibilities. Представлялись ей и другие варианты.
He might inform her that the house was on fire. Например, он кричит, что в доме пожар.
More, he might actually set the house on fire... Yes, that would be a possibility. И что гораздо хуже, он может и впрямь поджечь дом… А что, почему бы и нет?
Lure the other two men out of the house, then, having previously laid a trail of petrol, he might set light to it. Выманил мужчин из дому, а сам перед этим полил пол бензином, и теперь ему останется всего лишь поднести спичку.
And she, like an idiot, would remain barricaded in her room until it was too late. А она, как последняя дура, будет сидеть, забаррикадировавшись в своей комнате, до тех пор, пока выскочить будет уже невозможно…
She crossed over to the window. Она подошла к окну.
Not too bad. А вот и выход.
At a pinch one could escape that way. В случае чего можно выпрыгнуть.
It would mean a drop - but there was a handy flower-bed. Высоковато, конечно, зато внизу клумба.
She sat down and picking up her diary began to write in it in a clear flowing hand. Вера уселась за стол, открыла дневник и принялась заполнять страницы четким размашистым почерком.
One must pass the time. Надо как-то убить время.
Suddenly she stiffened to attention. Вдруг она подскочила.
She had heard a sound. Внизу что-то разбилось.
It was, she thought, a sound like breaking glass. «Уж не стекло ли», — подумала она.
And it came from somewhere downstairs. She listened hard, but the sound was not repeated. Прислушалась, но все опять смолкло.
She heard, or thought she heard, stealthy sounds of footsteps, the creak of stairs, the rustle of garments - but there was nothing definite, and she concluded, as Blore had done earlier, that such sounds had their origin in her own imagination. Потом послышались — а, может быть, они ей только почудились? — приглушенные звуки крадущихся шагов, скрип ступенек, шорох одежды, но, как и Блор до нее, она решила, что это плод ее разгоряченного воображения.
But presently she heard sounds of a more concrete nature. People moving about downstairs - the murmur of voices. Однако вскоре раздались другие, на этот раз вполне явственные звуки, звуки доносились снизу — там ходили, переговаривались.
Then the very decided sound of some one mounting the stairs - doors opening and shutting - feet going up to the attics overhead. Потом раздались уж и вовсе громкие шаги на лестнице, затем загрохали двери, кто-то заходил взадвперед по чердаку, над ее головой.
More noises from there. Finally the steps came along the passage. И вот шаги уже у ее двери.
Lombard's voice said: "Vera? You all right?" — Вера? Вы здесь? — позвал ее Ломбард.
"Yes. — Да.
What's happened?" Blore's voice said: "Will you let us in?" Что случилось? — Вы нам не откроете? — сказал Блор.
Vera went to the door. She removed the chair, unlocked the door and slid back the bolt. She opened the door. Вера подошла к двери, вытащила стул, повернула ключ, отодвинула засов и открыла дверь.
The two men were breathing hard, their feet and the bottom of their trousers were soaking wet. Мужчины задыхались, с их брюк капала вода.
She said again: "What's happened?" — Что случилось? — повторила Вера.
Lombard said: "Armstrong's disappeared..." — Армстронг исчез, — сказал Ломбард.
VII Vera cried: "What?" — То есть как? — выкрикнула Вера.
Lombard said: "Vanished clean off the island." — Исчез, — сказал Ломбард. — На острове его нет.
Blore concurred: "Vanished - that's the word! — Вот именно что исчез, — подтвердил Блор.
Like some damned conjuring trick." — Глазам своим не верю: да он просто фокусник, словом, ловкость рук и никакого мошенства.
Vera said impatiently: "Nonsense! — Ерунда, — прервала его Вера.
He's hiding somewhere!" — Он прячется.
Blore said: "No, he isn't! I tell you, there's nowhere to hide on this island. — Да нет же, — возразил Блор, — здесь негде прятаться.
It's as bare as your hand! Скала голая, точно коленка.
There's moonlight outside. Кроме того, луна вышла из-за туч.
As clear as day it is. Светло как днем.
And he s not to be found." А его нигде нет.
Vera said: "He doubled back into the house." — Он прокрался обратно в дом, — сказала Вера.
Blore said: "We thought of that. We've searched the house too. — Мы и об этом подумали, — сказал Блор, — и обыскали дом от подвала до чердака.
You must have heard us. Да вы, наверное, слышали, как мы ходили.
He's not here, I tell you. Так вот, его здесь нет.
He's gone - clean vanished, vamoosed..." Он исчез, испарился…
Vera said incredulously: "I don't believe it." — Не может быть, — усомнилась Вера.
Lombard said: "It's true, my dear." — И тем не менее это чистая правда, — сказал Ломбард.
He paused and then said: "There's one other little fact. A pane in the dining-room window has been smashed - and there are only three little Indian boys on the table." — Хочу также сообщить еще одну небольшую деталь: окно в столовой разбито и на столе всего три негритенка.