And Then There Were None — Десять негритят

Стандартный

«Десять негритят» — детективный роман Агаты Кристи, написанный в 1939 году.

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка, напоминающая «Десять зелёных бутылок»:















Десять негритят - Глава 12
Agatha Christie Агата Кристи
And Then There Were None Десять негритят
Chapter 12 Глава двенадцатая
The meal was over. Завтрак кончился.
Mr. Justice Wargrave cleared his throat. He said in a small authoritative voice: Судья Уоргрейв, откашлявшись, внушительно сказал своим тонким голоском:
"It would be advisable, I think, if we met to discuss the situation. Shall we say in half an hour's time in the drawing-room?" — Я думаю, нам стоит собраться и обсудить создавшееся положение — скажем, через полчаса в гостиной.
Every one made a sound suggestive of agreement. Никто не возражал.
Vera began to pile plates together. Вера собрала тарелки.
She said: "I'll clear away and wash up." — Я уберу со стола и помою посуду, — сказала она.
Philip Lombard said: "We'll bring the stuff out to the pantry for you." — Мы перенесем посуду в буфетную, — предложил Филипп.
"Thanks." — Спасибо.
Emily Brent, rising to her feet; sat down again. She said: "Oh, dear." Эмили Брент поднялась было со стула, охнула и снова села.
The judge said: "Anything the matter, Miss Brent?" — Что с вами, мисс Брент? — спросил судья.
Emily said apologetically: "I'm sorry. I'd like to help Miss Claythorne, but I don't know how it is. — Мне очень жаль, — оправдывалась Эмили Брент, — я хотела бы помочь мисс Клейторн, но никак не могу.
I feel just a little giddy." У меня кружится голова.
"Giddy, eh?" Dr. Armstrong came towards her. — Кружится голова? — доктор Армстронг подошел к ней.
"Quite natural. — Это вполне естественно.
Delayed shock. Запоздалая реакция на потрясение.
I can give you something to -" Я, пожалуй, дам вам…
"No!" The word burst from her lips like an exploding shell. — Нет! — выпалила она.
It took every one aback. Все опешили.
Dr. Armstrong flushed a deep red. Доктор Армстронг густо покраснел.
There was no mistaking the fear and suspicion in her face. На лице старой девы был написан ужас.
He said stiffly: "Just as you please, Miss Brent." — Как вам будет угодно, — сухо сказал Армстронг.
She said: "I don't wish to take anything - anything at all. — Я не хочу ничего принимать, — сказала она.
I will just sit here quietly till the giddiness passes off." — Просто посижу спокойно, и головокружение пройдет само собой.
They finished clearing away the breakfast things. Blore said: Когда кончили убирать со стола, Блор обратился к Вере:
"I'm a domestic sort of man. I'll give you a hand, Miss Claythorne." — Я привык заниматься хозяйственными делами, так что, если хотите, мисс Клейторн, я вам помогу.
Vera said: "Thank you." — Спасибо, — сказала Вера.
Emily Brent was left alone sitting in the dining-room. Эмили Брент оставили в гостиной.
For a while she heard a faint murmur of voices from the pantry. Какое-то время до нее доносился приглушенный гул голосов из буфетной.
The giddiness was passing. Головокружение постепенно проходило.
She felt drowsy now, as though she could easily go to sleep. Ею овладела сонливость, она чувствовала, что вот-вот заснет.
There was a buzzing in her ears - or was it a real buzzing in the room? У нее жужжало в ушах… а может быть, в комнате и впрямь что-то жужжит?
She thought: Она подумала:
"It's like a bee - a bumblebee." «Кто это так жужжит — пчела или шмель?
Presently she saw the bee. It was crawling up the window-pane. — И тут взгляд ее упал на пчелу, ползущую по окну.
Vera Claythorne had talked about bees this morning. — Сегодня утром Вера Клейторн что-то говорила о пчелах.
Bees and honey... She liked honey. Пчелы и мед… Она обожает мед.
Honey in the comb, and strain it yourself through a muslin bag. Drip, drip, drip... Взять соты, положить в марлевый мешочек. И вот уже мед капает, кап-кап-кап…
There was somebody in the room... somebody all wet and dripping... Beatrice Taylor came from the river... Кто это в комнате… С него капает вода… Это Беатриса Тейлор вышла из реки.
She had only to turn her head and she would see her. Если повернуть голову, она ее увидит…
But she couldn't turn her head... Но почему ей так трудно повернуть голову?..
If she were to call out... А что если крикнуть?..
But she couldn't call out... Но она не может крикнуть.
There was no one else in the house. She was all alone... She heard footsteps - soft dragging footsteps coming up behind her. The stumbling footsteps of the drowned girl... There was a wet dank smell in her nostrils... On the window-pane the bee was buzzing - buzzing... В доме нет ни души… Она совершенно одна…» И тут она услышала шаги за спиной… приглушенные шаркающие шаги, нетвердые шаги утопленницы… Резкий запах сырости защекотал ей ноздри… А на окне все жужжала и жужжала пчела.
And then she felt the prick. И тут она почувствовала, как ее что-то укололо.
The bee sting on the side of her neck... Пчела ужалила ее в шею…
II In the drawing-room they were waiting for Emily Brent. Тем временем в гостиной ждали Эмили Брент.
Vera Claythorne said: "Shall I go and fetch her?" — Может быть, мне пойти привести ее? — предложила Вера.
Blore said quickly: "Just a minute." — Минуточку! — остановил ее Блор.
Vera sat down again. Вера села.
Every one looked inquiringly at Blore. Все вопрошающе посмотрели на Блора.
He said: "Look here, everybody, my opinion's this: we needn't look farther for the author of these deaths than the dining-room at this minute. — Послушайте, — начал он, — по-моему, пора прекратить поиски — убийца сидит сейчас в столовой!
I'd take my oath that woman's the one we're after!" Пари держу, что во всех убийствах виновата старая дева.
Armstrong said: "And the motive?" — Но что ее могло на них толкнуть? — спросил Армстронг.
"Religious mania. — Помешательство на религиозной почве.
What do you say, doctor?" Что скажете вы, доктор?
Armstrong said: "It's perfectly possible. — Возможно, вы правы.
I've nothing to say against it. Опровергнуть вас я не могу.
But of course we've no proof." Но хочу напомнить, что у нас нет доказательств.
Vera said: "She was very odd in the kitchen when we were getting breakfast. — Она очень странно вела себя, когда мы готовили завтрак, — сказала Вера.
Her eyes -" She shivered. — У нее и глаза стали какие-то такие… — она передернулась.
Lombard said: "You can't judge her by that. We're all a bit off our heads by now!" — Это еще не доказательство, — прервал ее Ломбард — Все мы сейчас немного не в себе.
Blore said: "There's another thing. She's the only one who wouldn't give an explanation after that gramophone record. — Потом, когда нам были предъявлены обвинения, она одна отказалась дать какие-либо объяснения.
Why? Почему, спросите вы меня?
Because she hadn't any to give." Да потому, что ей нечего было объяснить.
Vera stirred in her chair. She said: "That's not quite true. — Ну, дело обстоит, не совсем так, — сказала Вера.
She told me - afterwards." — Позже она мне рассказала эту историю.
Wargrave said: "What did she tell you, Miss Claythorne?" — И что она вам поведала, мисс Клейторн? — спросил судья Уоргрейв.
Vera repeated the story of Beatrice Taylor. Вера пересказала историю Беатрисы Тейлор.
Mr. Justice Wargrave observed: "A perfectly straightforward story. — Вполне достоверная история, — заметил судья.
I personally should have no difficulty in accepting it. — У меня бы она не вызвала никаких сомнений.
Tell me, Miss Claythorne, did she appear to be troubled by a sense of guilt or a feeling of remorse for her attitude in the matter?" Скажите, пожалуйста, мисс Клейторн, мучит ли мисс Брент чувство вины, испытывает ли она раскаяние, как, на ваш взгляд?
"None whatever," said Vera. — По-моему, нет, — сказала Вера.
"She was completely unmoved." — Смерть девушки оставила ее безразличной.
Blore said: "Hearts as hard as flints, these righteous spinsters! Envy, mostly!" — Ох уж мне эти праведницы! Вот у кого не сердце, а камень — это у таких вот старых дев. Объясняется все самой обыкновенной завистью, — сказал Блор.
Mr. Justice Wargrave said: Судья прервал его:
"It is now five minutes to eleven. — Сейчас без десяти одиннадцать.
I think we should summon Miss Brent to join our conclave." Пожалуй, лучше всего будет, если мы попросим мисс Брент присоединиться к нам.
Blore said: "Aren't you going to take any action?" — Вы что же, так и собираетесь сидеть сложа руки? — спросил Блор.
The judge said: Судья сказал:
"I fail to see what action we can take. — Не понимаю, чего вы от нас ждете.
Our suspicions are, at the moment, only suspicions. Наши подозрения пока ничем не подкреплены.
I will, however, ask Dr. Armstrong to observe Miss Brent's demeanour very carefully. И все же я попрошу доктора Армстронга особенно внимательно следить за мисс Брент.
Let us now go into the dining-room." А теперь давайте пройдем в столовую.
They found Emily Brent sitting in the chair in which they had left her. Эмили Брент по-прежнему сидела в кресле, спиной к ним.
From behind they saw nothing amiss, except that she did not seem to hear their entrance into the room. Правда, она не обратила внимания на их приход, но в остальном ничего подозрительного они не заметили.
And then they saw her face - suffused with blood, with blue lips and staring eyes. Лишь обойдя кресло, они увидели ее лицо — распухшее, с синими губами и выпученными глазами.
Blore said: "My God, she's dead!" — Вот те на, да она мертва! — вырвалось у Блора.
III The small quiet voice of Mr. Justice Wargrave said: "One more of us acquitted - too late!" — Еще один из нас оправдан, увы, слишком поздно, — послышался невозмутимый голос судьи Уоргрейва.
Armstrong was bent over the dead woman. Армстронг склонился над покойной.
He sniffed the lips, shook his head, peered into the eyelids. Понюхал ее губы, покачал головой и приподнял ей веки.
Lombard said impatiently: "How did she die, doctor? — Доктор, отчего она умерла? — нетерпеливо спросил Ломбард.
She was all right when we left her here!" — Ведь когда мы уходили, ее жизни вроде бы ничего не угрожало.
Armstrong's attention was riveted on a mark on the right side of the neck. Армстронг разглядывал крошечную точку на шее Эмили Брент.
He said: "That's the mark of a hypodermic syringe." — Это след от шприца, — сказал он.
There was a buzzing sound from the window. Послышалось жужжание.
Vera cried: "Look - a bee - a bumblebee. — Смотрите-ка, на окне пчела… да нет, это шмель! — закричала Вера.
Remember what I said this morning!" — Вспомните, что я вам говорила сегодня утром!
Armstrong said grimly: "It wasn't that bee that stung her! — Но это след не от укуса, — помрачнел Армстронг.
A human hand held the syringe." — Мисс Брент сделали укол.
The judge asked: "What poison was injected?" — Какой яд ей ввели? — спросил судья.
Armstrong answered: "At a guess, one of the cyanides. — Скорее всего цианистый калий, но это лишь догадка.
Probably Potassium Cyanide, same as Anthony Marston. Наверное, тот же яд, от которого погиб Марстон.
She must have died almost immediately by asphyxiation." Она, должно быть, чуть не сразу же умерла от удушья.
Vera cried: "But that bee? — А откуда взялась пчела? — возразила Вера.
It can't be coincidence?" — Может быть, это простое совпадение?
Lombard said grimly: "Oh, no, it isn't coincidence! — Вот уж нет! — Ломбард в свою очередь помрачнел.
It's our murderer's touch of local colour! He's a playful beast. — Совпадения здесь нет! Нашему убийце подавай местный колорит. Он шутник, этот парень.
Likes to stick to his damnable nursery jingle as closely as possible'" Ни на шаг не отступает от своей треклятой считалки!
For the first time his voice was uneven, almost shrill. — Обычно спокойный Ломбард чуть ли не визжал.
It was as though even his nerves, seasoned by a long career of hazards and dangerous undertakings, had given out at last. Очевидно, даже его закаленные полной приключений и превратностей жизнью нервы начали сдавать.
He said violently: "It's mad! - absolutely mad - we're all mad!" — Это безумие, безумие! Мы все обезумели! — вопил он.
The judge said calmly: "We have still, I hope, our reasoning powers. — Я надеюсь, — спокойно сказал судья, — мы все же сумеем сохранить здравый смысл.
Did any one bring a hypodermic syringe to this house?" Кто-нибудь привез с собой шприц?
Dr. Armstrong, straightening himself, said in a voice that was not too well assured: Армстронг приосанился, однако голос его звучал довольно испуганно:
"Yes, I did." — Я, сэр.
Four pairs of eyes fastened on him. Четыре пары глаз вперились в него.
He braced himself against the deep hostile suspicion of those eyes. Глубокая, неприкрытая враждебность, читавшаяся в них, раззадорила доктора.
He said: "Always travel with one. — Я всегда беру с собой шприц, — сказал он.
Most doctors do." — Все врачи так делают…
Mr. Justice Wargrave said calmly: "Quite so. — Верно, — согласился судья.
Will you tell us, doctor, where that syringe is now?" — А не скажете ли вы, доктор, где сейчас ваш шприц?
"In the suitcase in my room." — Наверху, в моем чемодане.
Wargrave said: "We might, perhaps, verify that fact." — Вы разрешите нам в этом убедиться? — спросил судья.
The five of them went upstairs, a silent procession. Процессия во главе с судьей в полном молчании поднялась по лестнице.
The contents of the suitcase were turned out on the floor. Содержимое чемодана Вывалили на стол.
The hypodermic syringe was not there. Шприца в нем не было.
IV Armstrong said violently: "Somebody must have taken it!" — Шприц украли! — выкрикнул Армстронг.
There was silence in the room. В комнате воцарилась тишина.
Armstrong stood with his back to the window. Армстронг прислонился спиной к окну.
Four pairs of eyes were on him, black with suspicion and accusation. И снова четыре пары глаз враждебно, подозрительно уставились на доктора.
He looked from Wargrave to Vera and repeated helplessly - weakly: Доктор переводил глаза с Уоргрейва на Веру, беспомощно, неубедительно оправдывался:
"I tell you some one must have taken it." — Клянусь вам, шприц украли!
Blore was looking at Lombard who returned his gaze. Блор и Ломбард переглянулись.
The judge said: Судья взял слово.
"There are five of us here in this room. — Здесь, в комнате, нас пять человек, — заявил судья.
One of us is a murderer. — Один из нас — убийца.
The position is fraught with grave danger. Положение становится все более опасным.
Everything must be done in order to safeguard the four of us who are innocent. Мы должны сделать все возможное, чтобы обеспечить безопасность четырех невинных.
I will now ask you, Dr. Armstrong, what drugs you have in your possession?" Я прошу доктора сказать, какими лекарствами он располагает.
Armstrong replied: "I have a small medicine case here. — Я захватил с собой походную аптечку, — ответил Армстронг.
You can examine it. You will find some sleeping stuff - trional and sulphonal tablets - a packet of bromide, bicarbonate of soda, aspirin. Nothing else. — Посмотрите сами, там только снотворные: трионал, сульфонал, бром, потом сода, аспирин, вот и все.
I have no cyanide in my possession." Цианидов у меня нет.
The judge said: "I have, myself, some sleeping tablets - sulphonal, I think they are. — Я тоже привез с собой снотворное, — вставил судья. — Сульфонал, по-моему.
I presume they would be lethal if a sufficiently large dose were given. В больших количествах он, кажется, смертелен.
You, Mr. Lombard, have in your possession a revolver." У вас, мистер Ломбард, насколько мне известно, есть револьвер.
Philip Lombard said sharply: "What if I have?" — Ну и что из того? — взвился Ломбард.
"Only this. I propose that the doctor's supply of drugs, my own sulphonal tablets, your revolver and anything else of the nature of drugs or firearms should be collected together and placed in a safe place. — А то, что я предлагаю собрать и спрятать в надежное место аптечку доктора, мое снотворное, ваш револьвер, а также все лекарства и огнестрельное оружие, если оно у кого есть.
That after this is done, we should each of us submit to a search - both of our persons and of our effects." Когда мы это сделаем, каждый из нас согласится подвергнуть обыску себя и свои вещи.
Lombard said: "I'm damned if I'll give up my revolver!" — Чтоб я отдал револьвер — да ни в жизнь! — вскипел Ломбард.
Wargrave said sharply: "Mr. Lombard, you are a very strongly built and powerful young man, but ex-Inspector Blore is also a man of powerful physique. — Мистер Ломбард, — оборвал его судья, — хотя на вашей стороне преимущества молодости да и в силе вам не откажешь, отставной инспектор, пожалуй, не слабее вас.
I do not know what the outcome of a struggle between you would be but I can tell you this. On Blore's side, assisting him to the best of our ability will be myself, Dr. Armstrong and Miss Claythorne. Не берусь предсказать, кто из вас победит в рукопашной, но одно знаю твердо: доктор Армстронг, мисс Клейторн и я станем на сторону Блора и будем помогать ему, как сумеем.
You will appreciate, therefore, that the odds against you if you choose to resist will be somewhat heavy." Так что, если вы окажете сопротивление, мы вас все равно одолеем.
Lombard threw his head back. Ломбард откинул назад голову.
His teeth showed in what was almost a snarl. Хищно оскалил зубы.
"Oh, very well then. Since you've got it all taped out." — Ну что ж, раз вы все заодно, будь по-вашему.
Mr. Justice Wargrave nodded his head. Судья Уоргрейв кивнул.
"You are a sensible young man. — Вам, молодой человек, не откажешь в здравом смысле.
Where is this revolver of yours?" Где вы храните револьвер?
"In the drawer of the table by my bed." — В ящике столика у моей кровати.
"Good." — Понятно.
"I'll fetch it." — Я схожу за ним.
"I think it would be desirable if we went with you." — Пожалуй, лучше будет, если мы составим вам компанию.
Philip said with a smile that was still nearer a snarl: Губы Ломбарда снова раздвинула хищная улыбка.
"Suspicious devil, aren't you?" — Кого-кого, а вас не проведешь.
They went along the corridor to Lombard's room. Они прошли в спальню Ломбарда.
Philip strode across to the bed-table and jerked open the drawer. Ломбард направился прямо к ночному столику, выдвинул ящик.
Then he recoiled with an oath. The drawer of the bed-table was empty. И с проклятьем отпрянул — ящик был пуст.
V "Satisfied?" asked Lombard. — Теперь вы довольны?
He had stripped to the skin and he and his room had been meticulously searched by the other three men. — Ломбард, в чем мать родила, помогал мужчинам обыскивать комнату.
Vera Claythorne was outside in the corridor. Вера ждала в коридоре.
The search proceeded methodically. Обыск продолжался.
In turn, Armstrong, the judge and Blore submitted to the same test. Одного за другим обыскали доктора Армстронга, судью и Блора.
The four men emerged from Blore's room and approached Vera. Выйдя из комнаты Блора, мужчины направились к Вере.
It was the judge who spoke. — Мисс Клейторн, — обратился к ней судья.
"I hope you will understand. Miss Claythorne, that we can make no exceptions. — Я надеюсь, вы понимаете, что никакие исключения недопустимы.
That revolver must be found. Нам необходимо во что бы то ни стало найти револьвер.
You have, I presume, a bathing dress with you?" У вас, наверное, есть с собой купальный костюм?
Vera nodded. Вера кивнула.
"Then I will ask you to go into your room and put it on and then come out to us here." — В таком случае прошу вас пройти в спальню, надеть купальник и вернуться сюда.
Vera went into her room and shut the door. Вера затворила за собой дверь.
She reappeared in under a minute dressed in a tight-fitting silk rucked bathing dress. Через несколько минут она появилась в плотно облегавшем фигуру купальнике жатого шелка.
Wargrave nodded approval. "Thank you, Miss Claythorne. — Благодарю вас, мисс Клейторн, — сказал судья.
Now if you will remain here, we will search your room." — Извольте подождать здесь, пока мы обыщем вашу комнату.
Vera waited patiently in the corridor until they emerged. Вера сидела в коридоре, терпеливо ожидая возвращения мужчин.
Then she went in, dressed, and came out to where they were waiting. Затем переоделась и присоединилась к ним.
The judge said: "We are now assured of one thing. — Теперь мы уверены в одном, — сказал судья.
There are no lethal weapons or drugs in the possession of any of us five. That is one point to the good. — Ни у кого из нас нет ни оружия, ни ядов.
We will now place the drugs in a safe place. Лекарства мы сейчас сложим в надежное место.
There is, I think, a silver chest, is there not, in the pantry?" В кладовой, видимо, есть сейф для столового серебра.
Blore said: "That's all very well, but who's to have the key? — Все это очень хорошо, — прервал его Блор. — Но у кого будет храниться ключ?
You, I suppose." У вас, конечно?
Mr. Justice Wargrave made no reply. Судья не удостоил его ответом.
He went down to the pantry and the others followed him. Он направился в кладовую, остальные шли за ним по пятам.
There was a small case there designed for the purpose of holding silver and plate. Там и впрямь обнаружился ящик, где хранили столовое серебро.
By the judge's directions, the various drugs were placed in this and it was locked. По указанию судьи все лекарства сложили в ящик, а ящик закрыли на ключ.
Then, still on Wargrave's instructions, the chest was lifted into the plate cupboard and this in turn was locked. Затем судья распорядился поставить ящик в буфет, а тот, в свою очередь, запереть на ключ.
The judge then gave the key of the chest to Philip Lombard and the key of the cupboard to Blore. Ключ от ящика судья отдал Филиппу Ломбарду, а от буфета — Блору.
He said: "You two are the strongest physically. — Вы самые сильные среди нас, — сказал он.
It would be difficult for either of you to get the key from the other. It would be impossible for any of us three to do so. — Так что вам будет нелегко отнять ключ друг у друга, и никто из нас не сможет отнять ключ у любого из вас.
To break open the cupboard - or the plate chest - would be a noisy and cumbrous proceeding and one which could hardly be carried out without attention being attracted to what was going on." А взламывать и буфет и ящик и затруднительно, и бессмысленно, потому что взломщик поднимет на ноги весь дом.
He paused, then went on: И помолчав, продолжал:
"We are still faced by one very grave problem. — Теперь нам предстоит решить весьма важный вопрос.
What has become of Mr. Lombard's revolver?" Куда девался револьвер мистера Ломбарда?
Blore said: "Seems to me its owner is the most likely person to know that." — По моему мнению, — вставил Блор, — проще всего ответить на этот вопрос хозяину оружия.
A white dint showed in Philip Lombard's nostrils. У Филиппа Ломбарда побелели ноздри.
He said: "You damned pig-headed fool! — Вы болван, Блор.
I tell you it's been stolen from me!" Сколько раз вам повторять, что револьвер у меня украли!
Wargrave asked: "When did you see it last?" — Когда вы видели револьвер в последний раз? — спросил судья.
"Last night. It was in the drawer when I went to bed - ready in case anything happened." — Вчера вечером, ложась спать, я на всякий случай сунул его в ящик ночного столика.
The judge nodded. Судья кивнул головой.
He said: "It must have been taken this morning during the confusion of searching for Rogers or after his dead body was discovered." — Значит, сказал он, — его украли утром, воспользовавшись суматохой: то ли когда мы носились в поисках Роджерса, то ли когда нашли его труп…
Vera said: "It must be hidden somewhere about the house. — Револьвер спрятан в доме, — сказала Вера.
We must look for it." — Надо искать его.
Mr. Justice Wargrave's finger was stroking his chin. Судья Уоргрейв привычным жестом погладил подбородок.
He said: "I doubt if our search will result in anything. — Не думаю, чтобы поиски к чему-нибудь привели, — сказал он.
Our murderer has had plenty of time to devise a hiding-place. — Преступник вполне мог успеть припрятать револьвер в надежное место.
I do not fancy we shall find that revolver easily." Я, признаться, отчаялся его найти.
Blore said forcefully: "I don't know where the revolver is, but I'll bet I know where something else is - that hypodermic syringe. — Я, конечно, не знаю, где револьвер, зато я знаю, где шприц, — уверенно заявил Блор.
Follow me." — Следуйте за мной.
He opened the front door and led the way round the house. Он открыл парадную дверь и повел их вокруг дома.
A little distance away from the dining-room window he found the syringe. Под окном столовой они нашли шприц.
Beside it was a smashed china figure - a sixth broken Indian boy. Рядом валялась разбитая фарфоровая статуэтка-пятый негритенок.
Blore said in a satisfied voice: "Only place it could be. — Больше ему негде быть, — торжествуя объяснял Блор.
After he'd killed her, he opened the window and threw out the syringe and picked up the china figure from the table and followed on with that." — Убив мисс Брент, преступник открыл окно, выкинул шприц, а вслед за ним отправил и негритенка.
There were no prints on the syringe. На шприце не удалось обнаружить отпечатков пальцев.
It had been carefully wiped. Очевидно, его тщательно вытерли.
Vera said in a determined voice: Вера решительно объявила:
"Now let us look for the revolver." — Теперь надо заняться револьвером.
Mr. Justice Wargrave said: "By all means. — Ладно, — сказал судья.
But in doing so let us be careful to keep together. — Но одно условие — держаться вместе.
Remember, if we separate, the murderer gets his chance." Помните, тот, кто ходит в одиночку, играет на руку маньяку.
They searched the house carefully from attic to cellars, but without result. Они снова обыскали весь дом, пядь за пядью, от подвала до чердака, и ничего не нашли.
The revolver was still missing. Револьвер исчез!